Охрана

Конечно, охрана при входе — это не совсем моё дело, ведь я специализируюсь на безопасности информации, а охрана — это поле деятельности совсем других людей. Тем не менее хотелось бы отметить некоторые специфические черты этих Серьёзных Мужчин, Сидящих При Входе, которые бросились в глаза именно в России...

К сожалению, насколько я мог судить, этим ребятам неведомо понятие «профессионализм». Такое ощущение, что их выращивают в одном и том же инкубаторе, а потом оптом распихивают по российским фирмам. Чем отличается этот парень от фигурки деревянного индейца, стоящего возле американской табачной лавки — я так и не понял.

Почти все они представляют собой или побитого жизнью мужчину, находящегося в самом конце периода «средних лет», или молодого человека с потрясающе тупым взглядом, который воспользовался известной аксиомой: «Ничего не умеешь делать — иди в охрану». Никто из них не знает, что охрана — это довольно серьёзная профессия, требующая и знаний, и умений.

He знают этого и их начальники-инструкторы. Потому что я как-то лично присутствовал при «инструктаже» неофита-охранника, и это звучало примерно следующим образом: «Короче, вот здесь сидишь, вот тебе тетрадка. Ручка есть? Вот е...на вошь, я же говорил, что нужно ручку с собой брать! Короче, вот монитор, он показывает, что там за дверью. Если вдруг не показывает — х...чь ему по крышке, заработает. Там контакт отходит. Через месяцок-дрvгой, если он окончательно не нае...тся, заменим. Нае...тся — тем более заменим. Короче, звонят. Смотришь в монитор. Если там чеченский террорист с гранатомётом — не открываешь. Если кто другой — открываешь. Спрашиваешь документ. ШТОП ДОКУМЕНТ БЫЛ ОБЯЗАТЕЛЬНО, ПОНЯЛ?!! Берешь документ, записываешь в тетрадку. Ручка есть? Блин, я забыл... Дам тебе ручку, дам. Но завтра свою принесёшь. Короче, записываешь в тетрадку. Дальше спрашиваешь, к кому. Звонишь туда и читаешь по документу фамилию. Если говорят пропускать — пропускаешь. Только сам ведёшь его в нужную комнату, понял?!! Если говорят не пропускать — вызываешь их к двери, чтобы они сами разобрались. Усё понял? Ну давай, работай. Если что — вот мой телефон. Только позвонишь не по делу — убью. Что говоришь? Что значит «по делу»? По делу — это если за стеной чеченский террорист с гранатомётом стоит. Тогда звони мне, и я объясню, что уже ничего делать не надо, потому что ты уже ничего и не сделаешь. Да шучу я, шучу, кому вы тут нах...й нужны...»

Да-да, именно так это и звучало, если я правильно законспектировал все эти прелестные русские артикли.

Дальше что? Далее этот побитый жизнью человек садится за стол и занимается «охраной вверенной ему территории». Так по крайней мере записано в контракте, который составляет фирма Большого Парня с охранной конторой.

на деле выглядит это следующим образом... Звоню в дверь. Открывают, не спросив, кто и что. Кстати, меня сегодня не ждут. Я сразу сказал Большому Парню, что после заключения нашего контракта приду не сразу, а в какой-то день в течение месяца. И чтобы он не говорил ни одной живой душе о том, кто я такой, и что я появлюсь в офисе.

Охранник спрашивает мою фамилию, получает на руки документ и старательно вписывает в тетрадочку мои данные: «Пётр Васильевич Мокин». Документ — удостоверение красного цвета, которое я купил в ближайшем магазине канцтоваров и заполнил на коленке. Там стоит совершенно идиотский штамп, текст которого представляет собой бессмысленный набор символов. Но охранника документ устраивает. Тем более, что «красная книжечка», как мне рассказали, в России в почёте. В таком авторитете, что её может купить любой желающий за сумму в полтора доллара 14 заполнить любым бредом.

Далее идёт волнующий диалог.

— Вы к кому? — строго спрашивает охранник, старательно насупливая брови. Вероятно, это должно означать, что если я совру — меня тут же покарают кары небесные.

— В компьютерный отдел, — отвечаю. — На предмет отладки ТСР-IP протокола в интранетовской сети и тестирования асинхронных портов. Охранник в замешательстве. По идее, ему нужно позвонить и спросить, но повторить все эти термины он не в состоянии. Кроме того, звонить ему тоже неохота. Поэтому он, ещё раз насупив брови, спрашивает:

— А вас вызывали?

— Ясный пень, — отвечаю, — я сам приехал, по собственной инициативе. Мне больше делать нечего, как просто так ездить по всяким вшивым конторам без вызова.

Окранник успокоен. Клиент злится, значит, всё в порядке. Два сантиметра его мозга быстро прикинули, что если бы я был чеченский террорист с гранатомётом, то у меня за спиной, во-первых, был гранатомёт, а кроме того, я бы cm горячо доказывать, что меня вызывали, поэтому я тут. «Сердится — значит, правда по делу», — решает охранник и гордится своей проницательностью.

— Да я просто спросил, — улыбается охранник и брови его предательски расползаются. После этого он подробно рассказывает мне, как пройти в компьютерный отдел и желает всяческих успехов.

После этого начинается не лишённое приятности путешествие по офису...