64 типа законов мира

— Примерно, — ответил Максим. — Тогда получается, что все существующие в мире законы можно разделить на шестьдесят четыре типа?

— Возможно, — пожал плечами Борис. — Видишь ли, проблема в том, что наш разум потенциально не способен охватить все величие мироздания. И для того, чтобы хоть как-то во всем этом разобраться, нам приходится создавать те или иные модели описания. Вспомни притчу — о том, как четверо слепых ощупывали слона. Один ощупывал ухо, другой ногу, третий хвост, четвертый брюхо. Каждый из них ощупывал слона, но впечатления у всех оказались разные. Так и у нас — создавая модели описания, мы каждый раз смотрим на мироздание с какой-то одной точки зрения. Каждая из моделей сама по себе ущербна, но вместе они позволяют составить хоть какое-то представление об окружающей нас безбрежности. Поэтому не пытайся искать в этих описаниях блох, нарабатывай общие связи, общие принципы. При этом самое главное состоит в том, что твое описание может отличаться от описания других людей. По большому счету, не столь уж важно, как ты опишешь мироздание, важна сама попытка его структуризации. Фактически, ты создаешь свой магический мир, и именно ты в нем хозяин. Мир таков, каким мы его хотим видеть. Если в твоей модели будут существовать порталы, то однажды ты их найдешь. Если ты согласишься с тем, что возможно существование коридоров времени, то они откроются для тебя и ты обретешь возможность путешествий во времени. В магии нет ничего невозможного, пределы ограничены лишь твоей фантазией. А создание своего магического мира похоже на написание картины: сначала мы видим чистый холст, потом на нем появляется подмалевок, грубые проработки контуров. Постепенно картина проясняется, детали приобретают все более ясные очертания. Наконец, последние штрихи, лессировка — и картина готова. Как только ты нарисуешь магическую картину мира, она начнет работать. — Борис глотнул пива, затем поставил банку на столик.

— Я над этим подумаю, — согласился Максим. — Так что там у нас с гексаграммами и остановкой внутреннего диалога?

— С гексаграммами и с ОВД все в порядке, — ответил Борис, закинув ногу на ногу. — Как ты уже понял, с помощью гексаграмм можно описать любое событие, при этом гексаграмма будет отражать процесс развития ситуации. В цепочке ПМ мы имеем четыре нитки событий, в соответствии с четырьмя мастями. А значит, можем описать цепочку ПМ четырьмя гексаграммами. Карты ПМ по определенной схеме подставляются на линии гексаграмм — с этим ты разберешься сам, мне сложно объяснять на пальцах. Соответственно, чтобы получить в раскладе нужные гексаграммы, саму цепочку тоже придется составлять строго определенным образом. Фактически, созданная таким образом цепочка имеет определенный энергетический узор. Дальнейшее зависит от того, какие в цепочке получаются гексаграммы. В шестидесяти двух гексаграммах мы имеем чередование сильных и слабых линий, и лишь в двух гексаграммах — номер 1 и номер 2 — мы имеем либо ЯН-линии, либо ИНЬ. Соответственно, можно сделать предположение, что эти гексаграммы имеют какой-то особый статус. Вспомни — когда ты засыпаешь, в сознании постоянно вертятся какие-то мысли. Мыслительный процесс можно назвать бесконечным блужданием с одной гексаграммы на другую, при этом чередование сильных и слабых линий порождает внутренний диалог. Но в тот момент, когда ты засыпаешь, в сознании на какое-то мгновение возникает пауза. Это — точка перехода между реальным миром и сновиденным. Представь такую картину: две пирамиды зеркально одна над другой, соединены вершинами в одной точке. Реальный мир, проходя через фокальную точку, переходит в мир сновиденный. А сама эта точка образована гексаграммами 1 и 2. Эти гексаграммы образуют своеобразный мостик: засыпая, ты сначала попадаешь в одну — пусть это будет гексаграмма номер 1. Все линии — ЯН, внутренний диалог остановлен. Ты паришь в пустоте без единой мысли, именно это состояние Кастанеда называл спокойным бодрствованием. Далее ты начинаешь покидать гексаграмму номер 1, переходя в самое узкое место, в этот момент восприятие на какое-то мгновение пропадает, затуманивается. Это — момент полной пустоты, сразу за ним лежит гексаграмма номер 2, уже принадлежащая миру снов — вершина второй пирамиды. В ней внутренний диалог тоже невозможен. Затем ты покидаешь гексаграмму номер два и входишь в какой-то сон, внутренний диалог снова появляется. Всю ночь мы переходим из одного сновиденного шара восприятия в другой, при этом каждому из них соответствует своя гексаграмма, свой сюжет. И так до тех пор, пока не просыпаемся. В момент перехода мы снова проходим через гексаграммы 1 и 2, получая краткий момент остановки ВД. Это — общая и очень примерная схема. Так сказать, бета-версия. — Борис улыбнулся. — Как ты знаешь, хакеры не утруждают себя составлением подробных и тщательно проработанных теорий, в этом нет смысла. Вполне достаточно того, что модель работает и дает практические результаты. Всё остальное уже — от лукавого. То есть от ума. — Борис снова усмехнулся и вытянул руки, потягиваясь. Было слышно, как хрустнули его кости. — А теперь смотри: если остановку внутреннего диалога вызывает нахождение в гексаграммах 1 или 2, то что мешает нам получить эти гексаграммы с помощью ПМ и этим остановить внутренний диалог? Мы проверили этот вариант, и он оказался вполне рабочим. Теперь мы и наши последователи умеем составлять нужные цепочки, позволяющие останавливать внутренний диалог. И самое приятное здесь в том, — Борис внимательно посмотрел на Максима, — что достаточно остановить внутренний диалог пару раз, чтобы потом достигать того же результата уже без всякого ПМ. Есть вопросы?

— Есть, — кивнул Максим. — Я встречал упоминание о балансировке линий — что это такое?

— Одна из тонкостей, которую нужно учитывать при составлении цепочек. Как бы это объяснить… — Борис задумался. — Как ты знаешь, любая система стремится к состоянию покоя, равновесия. В цепочке ПМ мы имеем четыре гексаграммы. Каждая из линий гексаграмм может иметь состояния ЯН или ИНЬ. Допустим, мы рассматриваем первые линии четырех гексаграмм. Они могут все оказаться ЯН или ИНЬ. Может быть равенство — две ИНЬ и два ЯН. Наконец, может быть ситуация с тремя линиями одного типа и одной другого. Так вот: в ситуациях, когда равенства нет, происходит самобалансировка системы. А именно, излишек линий какого-то типа переходит в свою противоположность, в итоге на каждой линии всегда получается два ЯН и две ИНЬ. Нас здесь в первую очередь интересует энергия, которая выделяется при балансировке, именно эта энергия и сдвигает точку сборки в нужное нам положение. И здесь есть еще одна очень важная тонкость: дело в том, что нам недостаточно просто получить в цепочке гексаграмму 1 или 2, нам важно получить ее именно в процессе балансировки линий. Представь такую картину: берем кубик Рубика и немного модифицируем его. А именно, монтируем в нем какую-то систему пружин, всякий раз возвращающих его в собранное состояние. То есть ты начинаешь крутить его, вертишь грани кубика во все стороны. Но стоит отпустить его, и грани сами приходят в движение — все вертится, жужжит, кубик сам собой возвращается в исходное собранное состояние. У нас примерно такая же картина: мы составляем цепочку таким образом, чтобы в ней изначально присутствовал дисбаланс. Чем он больше, тем лучше. Потом цепочка сама балансируется, и выделившаяся при этом энергия утягивает нашу точку сборки в положение ОВД. Именно поэтому составить правильную цепочку довольно сложно, для этого нужно разбираться во всех тонкостях балансировки. Ты можешь использовать уже готовые цепочки, они есть на диске, что я тебе дал. Хотя лучше составлять их самому, свои цепочки всегда работают лучше. Здесь все тот же принцип: сначала ты пашешь поле, а потом поле работает на тебя.

— Это сложно, — задумчиво произнес Максим. — Буду разбираться.

— В этом нет ничего сложного, — не согласился Борис. — Все действительно сложные вещи еще впереди. А теперь, наверное, неплохо бы и вздремнуть — как думаешь? — Борис взглянул на часы и демонстративно зевнул.

— Хорошо, — согласился Максим, поднимаясь с кресла. — Спасибо, Борис. Да, еще одно — вы с Радой пару раз упоминали о Поляне. Можете мне как-нибудь показать это место?

— Разумеется, — согласился Борис, его глаза лучились. — Как-нибудь сводим тебя туда. Но не сегодня, на эту ночь у нас с Радой есть кое-какая работенка.

— Я подожду, это не к спеху. Спокойной ночи, Борис. — Максим вышел из комнаты и аккуратно прикрыл за собой дверь.