Легион

— Примерно в девяносто шестом году, — продолжил он после долгой паузы, — мы ощутили присутствие какой-то очень мощной организации. Сначала решили, что это ФСБ, но вскоре выяснилось, что к государственным спецслужбам эти люди не имеют никакого отношения. Как раз в это время мы начали работать с так называемыми Хрониками Акаши — информационными полями Земли. Почерпнутая там информация помогла нам разобраться в ситуации. Когда отдельные части мозаики сложились в целостную картину, мы, откровенно говоря, пришли в смятение. Выяснилось, что уже не одну сотню лет на Земле существует могущественная организация, именуемая Легионом. По сути, это настоящее Мировое Правительство — именно Верховные Правители Легиона определяют большую часть того, что происходит в мире. Ядро этой организации находится в Штатах, в состав Легиона входят тысячи и тысячи человек. В настоящее время не осталось ни одной страны, в той или иной мере не попавшей под его влияние. Некоторые страны легли под Легион полностью. Какие-то еще держатся, пытаются ему противостоять. Пока существовал Советский Союз, его территория оставалась для Легиона практически недосягаемой. Зная это, Иерархи Легиона — его Верховные Правители — разработали и провели операцию по развалу Советского Союза. Все прошло с блеском, Советская Империя перестала существовать. К слову, здесь не обошлось без предательства. Казалось бы, Легион добился своей цели, но и этого правителям Легиона показалось мало. Теперь легионеры стремятся к распаду России и появлению на ее территории нескольких мелких государств, находящихся под их протекторатом. В последние десять лет они очень активизировали свою работу.

— И зачем им это надо? — спросил Максим. То, что рассказывал Борис, казалось ему очередной сказкой-страшилкой.

— Просто они очень хорошо понимают, что если им не удастся покорить Россию сейчас, то следующего шанса может не быть вообще. Они боятся нас, Максим, очень боятся — под словом «нас» я имею в виду русский народ. Мы просто не понимаем своей уникальности, своей силы — так уж сложилось исторически, что русский народ за сотни лет своей истории не только не растерял, но и сумел преумножить свой духовный потенциал — чего народы Запада сделать не смогли. Мы живем Сердцем, они — Умом, у нас в душе Бог, у них — Доллар. Они потеряли душу нации, потеряли ту часть себя, без которой все глубже погружаются в пучину технократического мира, в глубины мрака и безысходности. Они это прекрасно понимают, но не имеют силы что-либо изменить — слишком поздно. И все, что им остается — это по максимуму взять от того, что имеют, и попытаться вслед за собой утянуть в пучину мракобесия и нас. Один только факт существования независимой православной России действует на них, как красная тряпка на быка. Именно поэтому против России сейчас брошены неимоверные силы. Все это превратилось в своеобразный крестовый поход, в котором против нас объединились даже непримиримые враги. Цель одна — раздавить Россию, а уж между собой они потом как-нибудь разберутся.

— Я могу поверить в то, что Россию не слишком любят, — сказал Максим. — Но то, о чем ты говоришь, звучит уж чересчур фантастично. Враги, заговоры…

— Поэтому я и говорю: чтобы судить об истинной картине, ее надо видеть. И на деле все даже хуже, чем я описываю.

— Хорошо, а как же милиция, ФСБ? Они как-то противодействуют легионерам?

— Здесь не все так просто. Дело в том, что в подавляющем большинстве случаев Легионеры действуют под тем или иным прикрытием. Иной чиновник или мафиози и не подозревает, что верой и правдой служит Легиону. Много вовлеченных, мало посвященных — вот общий смысл ситуации. Кроме того, легионеры используют очень удачную схему перехвата управления. Она заключается в том, что легионеры проталкивают на видный пост своего человека, после чего вся возглавляемая этим человеком структура начинает работать на Легион. Именно так произошло со многими региональными управлениями внутренних дел — ими руководят легионеры, поэтому сотни рядовых милиционеров, сами того не зная, работают на благо Легиона. Таких примеров я могу привести еще очень много — легионеры захватывают суды, прокуратуру, налоговые службы, охранные предприятия. Легионерами являются многие мэры и губернаторы. И единственной государственной структурой, которая еще может реально противостоять Легиону, является ФСБ. Но и там есть своя специфика — противодействием Легиону занимается специальный секретный отдел ФСБ, поэтому рядовые сотрудники ФСБ о Легионе тоже ничего не знают.