Знакомство с Радой

Оставшаяся часть цепочки роли уже не играла, однако Максим довел ее до конца — таковы были правила. Сложилась цепочка, нет, в любом случае нельзя бросать ее на произвол судьбы. Это объяснялось тем, что незаконченная цепочка, оставленная без присмотра, все равно продолжала выполняться. И неизвестно, к каким последствиям это могло привести. Наконец, довести цепочку до конца требовало понятие безупречности: если маг взялся за какое-то дело, он должен его закончить. При таком подходе слово мага становилось законом.

Максиму не терпелось вернуться домой. Дойдя до калитки — а точнее, до украшенной коваными завитушками металлической двери, он нажал пуговку звонка. Дверь открылась сразу же, Максим вспомнил, что пространство перед домом контролировалось видеокамерами. К безопасности здесь относились очень серьезно.

Охрана уже сменилась, Максима встретил Иван, высокий добродушный детина ростом под два метра. Он уже знал Максима, а потому сразу с улыбкой протянул широкую ладонь. Не без смущения пожав ее и перекинувшись с Иваном парой слов, Максим прошел в дом. Он еще не привык к своему новому статусу и чувствовал себя скованно.

У них были гости, Максим понял это, услышав со стороны кухни громкие голоса и мягкий девичий смех. Смеялась не Оксана, ее голос Максим узнал бы сразу.

Не зная, как ему поступить — подняться к себе или пойти знакомиться с гостями — Максим остановился в коридоре. Решил все же подняться, так казалось правильнее. Не хотелось оказаться не к месту.

Впрочем, уйти он не успел. Открылась ведущая в кухню дверь, на пороге показалась Оксана.

— Пошли, Максим, — сказала она, явно с трудом сдерживая смех. — Борис зовет…

С плеч словно свалилась гора. Облегченно вздохнув, Максим прошел на кухню.

— Вот и наш сталкер, — поприветствовал его Борис. — Максим, знакомься — это Рада.

Справа от Бориса сидела девушка. Сначала Максим оценил ее возраст лет в двадцать пять, потом решил, что она все же постарше.

С первого же взгляда Максим ощутил в облике Рады странное спокойствие. Особенно удивлял ее взгляд — чистый, лучистый, он, тем не менее, обладал странной внутренней силой. В нем была и толика снисходительности — Рада смотрела на Максима так, как умудренный жизнью учитель смотрит на малыша-первоклашку.

Внешне Рада тоже напомнила Максиму учительницу. Весьма стройная, одета в строгий деловой костюм, заплетенные в косу каштановые волосы аккуратно уложены на затылке. Высокий открытый лоб, чистое лицо, мягкая улыбка. И удивительные глаза…

— Здравствуйте, — поздоровался Максим.

— Здравствуй, Максим, — ответила Рада, ее голос звучал тихо и спокойно. — Только давай сразу перейдем на «ты». Мы теперь будем видеться очень часто. Присаживайся…

— Рада — сновидящая, — пояснил Роман, он удобно расположился на диванчике у стены. — Именно она теперь будет тебя учить сновидениям.

— И вы с ней уже встречались, — добавил Борис. — Другое дело, что ты об этом вряд ли помнишь.

— Не помню, — признался Максим, сев рядом с Романом. — У меня хорошая память на лица. Когда это было?

— Скорее, где, — произнес Борис, все засмеялись. Смех был искренним и добродушным, Максим против воли тоже улыбнулся.

— Мы встречались в Замке Роз, в сновидении, — мягко ответила Рада. Она говорила довольно тихо, однако ее слова воспринимались удивительно ясно и отчетливо. — Но это знание находится на левой половине твоего осознания и пока для тебя недоступно.

Из книг Кастанеды Максим уже знал, что маги делят осознание на правостороннее, обыденное, и левостороннее, отвечающее за магическое восприятие мира. Одной из особенностей левостороннего осознания являлось то, что память о нахождении в нем оказывалась в обыденном состоянии недоступна. Другими словами, человек мог просто не помнить о том, что он делал, находясь на левой половине. Максим считал, что понятия лево и правосторонней памяти относятся только к реальному миру, поэтому слова Рады о том, что в сновидении тоже есть левосторонняя память, его слегка озадачили. Требовались разъяснения — Максим хотел было задать вопрос, но Борис удержал его от этого, едва заметно покачав головой.

— Как прогулка? — спросил он, с улыбкой глядя на Максима. — Выиграл миллион?

Все засмеялись, но смех этот был добрым, беззлобным. Максим против воли улыбнулся.

— Выиграл десять рублей, — ответил он. — А цепочка действительно сложилась.

— Куда бы она делась, — произнес Роман, все снова улыбнулись. Максим почувствовал какой-то подвох.

— Максим, все замечательно, — успокоил его Борис. — Ты впервые увидел, как мир откликается на твои желания, как внешне разрозненные и никак не связанные между собой события и вещи объединяются в одну цепочку. Это и есть магия, способность взаимодействовать с миром на недоступном логике обычного обывателя уровне. И ПМ в данном случае — только отмычка к дверям Духа. Однажды наступит время, когда мир будет откликаться даже на твои мысли.

— А это, — добавила Рада, — подразумевает и ответственность за свои мысли. Если злая мысль принадлежит обычному человеку, большого вреда от нее не будет. Но мысль мага обладает силой. Ты сгоряча послал кого-то к черту и забыл, а у человека начнутся неприятности. Именно поэтому ведущую роль в магии играет понятие безупречности.

— Я читал об этом. Быть безупречным — значит делать лучшее во всем, во что ты вовлечен, — сказал Максим.

— Да, — согласилась Рада. — И в то же время, безупречность — это нечто гораздо большее.

— Вот они, учителя… — усмехнулся Роман. — Им только дай волю, и будут поучать целыми днями.

— Да я не против, — пожал плечами Максим, по лицам присутствующих скользнули улыбки.

— Ловим на слове! — Борис поднял палец. — Как, Рада — займешься его воспитанием?

— Займусь, — согласилась девушка, с легкой улыбкой глядя на Максима. — Мы проведем с тобой курс занятий, своеобразный месячник интенсивной терапии. Задача — научить тебя самостоятельно входить в сновидение. Просто хакер сновидений, не умеющий сновидеть — это нонсенс.

— Можете начать прямо сейчас, — порекомендовал Борис. — А нам с Романом надо кое-что обсудить. Покалякать о делах наших суетных.