Друзья всегда помогут

Максим не знал, куда его везут. Более того, его это не интересовало. Везут — значит, надо. После взлета он еще какое-то время просто лежал, вслушиваясь в гул двигателей, потом уснул.

Проснулся он от сильного толчка. Невольно ухватился за края носилок — и понял, что самолет только что коснулся посадочной полосы.

Десять минут спустя его аккуратно вынесли из самолета, на улице была ночь. Значит, они летели на восток, догадался Максим.

Рядом с самолетом стоял белый медицинский микроавтобус. Максима занесли в него, уложили на кушетку. Рядом расположился знакомый Максиму майор и два охранника. Хлопнула задняя дверь, микроавтобус плавно тронулся с места.

Дорога заняла около двадцати минут. Наконец микроавтобус остановился, снова открылась задняя дверь. Майор вылез и куда-то ушел, потянулись томительные минуты ожидания. Затем послышался шум мотора, рядом остановилась еще одна машина. Подошел майор.

— Забирайте, — сказал он кому-то, в микроавтобус тут же влез какой-то человек. Максим взглянул на него — и вздрогнул. Это был Борис.

— Привет, — сказал Борис, берясь за ручки носилок. — Лежи, все в порядке.

— Борис… — прошептал Максим и облегченно вздохнул.

Затем в проеме двери показался Денис, вместе с Борисом они вытянули носилки из машины.

Рядом стоял желтый реанимационный микроавтобус. Максима погрузили в него, какое-то время Максим еще слышал тихие разговоры снаружи. Затем все закончилось: Денис сел за руль, Борис забрался в салон и захлопнул дверь. Мягко заурчал мотор, микроавтобус начал плавно набирать скорость.

— Живой? — поинтересовался Борис, с улыбкой взглянув на Максима.

— Местами, — ответил Максим и улыбнулся в ответ. — С Оксаной все в порядке?

— Да цела она, цела, — усмехнулся Борис. — Через пару часов увидишь ее.

— Мы в Новосибирске? — догадался Максим.

— Угадал…

Максим устало вздохнул. Немного полежал, потом снова взглянул на Бориса:

— Что произошло? Они обещали отправить меня в тюрьму. Я думал, меня туда и везут.

— Наверняка предлагали работу? — догадался Борис.

— Да.

— И ты отказался?

— Точно.

— Именно поэтому ты здесь. В тюрьме им от тебя не было бы никакой пользы, они тебя просто пугали, пытаясь склонить к сотрудничеству. Когда этот вариант не прошел, перешли ко второму. Марченко созвонился со мной, у нас с ним достаточно долгие отношения. Сказал, что ты у них, предложил договориться.

— То есть? — не понял Максим.

— Услуга за услугу. Они отпускают тебя. Мы помогаем им в одном деле. Пришлось согласиться.

— И что это за дело? — озабоченно спросил Максим.

— Мы должны будем поработать с одним человеком, сотрудником Белого дома. В смысле, американского Белого дома, не нашего. Спецслужбам нужен этот человек, мы поможем на него надавить.

— И как вы это сделаете? — спросил Максим, вся эта история ему жутко не нравилась.

— Введем в кому его жену. Когда он согласится работать на наши спецслужбы, его жена снова очнется.

Какое-то время Максим молчал, осмысливая услышанное.

— Но так нельзя делать, — сказал он. — Это нехорошо.

— Нехорошо, — согласился Борис. — Но такова цена твоей жизни, нам пришлось согласиться. К тому же той женщине реально ничего не грозит. Пролежит пару недель в коме, потом мы ее вытащим.

— Разве можно ввести человека в кому? — поинтересовался Максим.

— Можно. Для этого надо просто отыскать его в сновидении и затащить туда, откуда он не сможет самостоятельно выбраться. В реале это выразится в том, что человек заснет, впадет в кому. Точнее, в летаргический сон.

— Тогда получается, что летаргический сон — это когда человек заблудится во сне?

— Примерно так, — согласился Борис. — Обычно такое случается довольно редко, у человека есть врожденные защитные механизмы. Но опытный сновидящий может сознательно завести человека в такие дебри, откуда тот самостоятельно выбраться не сможет. В итоге человек просто не проснется.

Максим снова не ответил. Какое-то время он лежал, потом опять взглянул на Бориса:

— Прости, что так получилось, — сказал он. — Это моя ошибка.

— Забудь, — улыбнулся Борис. — Выкрутимся. И твоей ошибки в произошедшем нет, ты все делал правильно. Легионеры следили за тобой от самого Питера, у тебя не было шанса удрать.

Максим нахмурился.

— Яна показывала мне фотографии Андрея. Мертвого… Это правда?

— Да, Максим… — Борис вздохнул и опустил взгляд. — Это правда.

— Но как это могло получиться? Как можно убить того, кого убить нельзя?

— Убить можно любого, Максим. Андрея просто отравили. Он чувствовал опасность, успел спрятать жену и детей. Но сам уйти не смог.

— У него есть дети?

— Да… Павел, ему пятнадцать лет. И Ольга, ей скоро исполнится год.

Максим задумался. Выходит, тот паренек был сыном Андрея… Самого Андрея отравили — как это похоже на легионеров…

— Не будем о грустном, — сказал Борис, взглянув на Максима. — Отдыхай, скоро будем дома….