Захват Икаруса

Убаюканный ровным гулом мотора и монотонным покачиванием, Максим тихо дремал, откинувшись в кресле. Дана молча глядела в запотевшее окно, было видно, что мысли ее заняты совсем не проносившимся за окном пейзажем.

«Икарус» сильно тряхнуло на выбоине. Максим открыл глаза, лениво взглянул на часы — половина четвертого. До Клёновска еще час пути, непривычное название хорошо известного города в который уже раз заставило Максима улыбнуться. Открыв стоявшую в ногах сумку, достал купленную еще в Ростове газету. Зевнув, мельком взглянул на Дану — та все так же смотрела в окно, на губах ее застыла мягкая улыбка. Развернув газету, Максим подумал о том, что в молодости Дана наверняка была очень красива — хотя бы потому, что и сейчас еще выглядела совсем неплохо. С самого автовокзала они не разговаривали, об этом его попросила Дана. По ее словам, здесь начинались опасные места и лучше соблюдать осторожность. Никто не должен знать, что они едут вместе.

Максим успел прочитать небольшую заметку, когда автобус начал замедлять ход. Свернув газету, глянул в методично очищаемое «дворниками» лобовое стекло автобуса.

На обочине стоял потрепанный «Жигуленок», рядом валялась запаска. Мужчина в черной кожаной куртке оживленно махал рукой, прося остановиться, рядом стояла молодая женщина, зябко кутаясь в тонкий демисезонный плащ. Автобус остановился.

— Что у вас? — спросил водитель автобуса подбежавшего мужчину.

— У нас вот это, — ответил тот, выхватив из-под полы автомат и направив его на водителя. — Хочешь жить, сиди и не дергайся и делай то, что тебе скажут. Все понятно?

Водитель молчал.

— Открой дверь! — приказал террорист, водитель так же молча повиновался.

Через открывшуюся дверь в автобус тут же запрыгнул мужчина в зеленой штормовке, вооруженный автоматом, следом поднялась и женщина в плаще.

— Всем сидеть, это ограбление! — сказал мужчина в штормовке и усмехнулся. — Кто хочет пулю в лоб, пусть поднимет руку!

Максим не то что бы со страхом — скорее, с удивлением смотрел на этого человека, все произошедшее стало для него полной неожиданностью. Он лихорадочно соображал, что можно сделать в этой ситуации, и тут же ощутил на своей руке руку Даны.

— Сиди спокойно, — прошептала она. Максим едва заметно кивнул.

В автобусе стало очень тихо, лишь где-то в конце салона кто-то вскрикнул и тут же испуганно затих.

Тем временем первый террорист успел забраться в автобус и снова взял водителя на прицел.

— Давай за «Жигулем», и без фокусов, — велел он.

«Жигуленок» взревел мотором и вырулил с обочины на трассу, автобус медленно двинулся следом. Через пару километров легковушка свернула на разбитую гравийку, и «Икарус», тяжело переваливаясь на ухабах, потянулся вслед за нею. Спустя некоторое время последовал еще один поворот, на заросшую травой лесную дорогу.

— Не проеду, мокро очень, и узко, — сказал водитель «Икаруса».

— Проедешь, — заверил его человек в кожаной куртке, ткнув под ребра кончиком ствола.

Ветки деревьев хлестали по стеклам, мотор натужно гудел, впереди маячил забрызганный грязью «Жигуленок». Пассажиры автобуса молчали, контролируемые весельчаком с автоматом. Женщина в плаще тем временем неторопливо осматривала пассажиров, явно кого-то выискивая.

Наконец легковушка остановилась.

— Остановись, заглуши мотор. Теперь встань и иди на свободное место.

Водитель молча повиновался.

— Куда вы нас привезли! — раздался не то чтобы вопросительный, а, скорее, возмущенный голос одного из пассажиров.

— На Кудыкину гору, — ответил террорист в штормовке. — Что, первый кандидат? Закрой рот и молчи, пока я тебе мозги не выбил.