Как попасть в сон другого человека?

— А как можно попасть в сон другого человека? — не смог удержаться от вопроса Максим.

— Есть разные методы. Но давай рассмотрим этот вопрос в русле нашего прежнего обсуждения: кем является человек, которого мы видим в сновидении? Насколько он реален? — Рада приподняла брови, подталкивая Максима к ответу.

— Не знаю, — признался Максим. — Я бы и хотел это узнать.

— Всех, кого мы встречаем в сновидении, обычно называют спрайтами, или призраками. Но это слишком общий термин, он не всегда отражает суть. Как ты знаешь из книг Кастанеды, в наших снах встречаются вполне реальные сущности, будь то лазутчики, неорганические существа или еще какие-то твари. Многие из них могут принимать облик людей и в таком виде взаимодействовать с нами, порой это может оказаться весьма опасно. Кроме того, в мире снов существует множество разных сил, которые мы, благодаря шаблонам таблиц мироописания, тоже можем воспринимать как людей. Скажем, если это дружественная нам сила, мы будем воспринимать ее как друга. Если сила негативная, она предстанет перед нами в образе врага. Наше сознание всякий раз пытается придать непонятному понятные черты, превратить во что-то знакомое. Обычно это удается, но есть ситуации, когда сознание при всем желании не может справиться с этой задачей — так происходит в том случае, когда в таблицах мироописания нет соответствующей записи. Именно так происходит с лазутчиками: когда мы видим лазутчика в сновидении, наше сознание заходит в тупик — как описать то, для чего нет описания? Выход все тот же, лазутчику сопоставляется любой мало-мальски пригодный объект. В итоге мы получаем удивительный результат: привычные нашему глазу вещи начинают окружать себя нелепостями. Мы можем увидеть во сне летающего слона, купающегося в ванне попугая, движущиеся камни и прочее, прочее. Облик знакомый, а суть другая — отсюда и все нелепости. Именно поэтому нелепицы в сновидениях — верный признак присутствия лазутчика. О лазутчиках поговорим как-нибудь позже, — Рада снова улыбнулась, — а сейчас вернемся к твоему вопросу. Итак, ты видишь в сновидении своего хорошего друга. Для начала оцени свои ощущения: если чувствуешь хотя бы тень беспокойства, то это — не твой друг, а нечто, принявшее его облик. Наше тело обычно хорошо чувствует подвох, поэтому ошибок не бывает. Почувствовав опасность, просто поворачивайся и уходи, взаимодействовать с чужеродными формами жизни очень опасно. Если опасности нет, то ты, скорее всего, имеешь дело именно с обычным спрайтом — то есть сновиденным фантомом, призраком. Связь спрайта с твоим реальным другом примерно такая же, как между телефонным номером и абонентом, до которого по этому номеру можно дозвониться. Спрайт — это фантом, проекция, бледная тень твоего реального друга. Но благодаря этой тени ты имеешь возможность реально встретиться с ним во сне. Происходит это так: отыскав спрайт своего друга, начни с ним взаимодействовать. Принцип взаимодействия полностью совпадает с известной схемой из НЛП: «присоединение, ведение, коррекция». Сначала ты начинаешь беседовать со спрайтом друга — спрашиваешь, что он делает и куда идет, о чем думает и что его беспокоит — это и будет присоединением. Дальше следует ведение — если он куда-то идет, ты идешь с ним, если он что-то делает, ты помогаешь ему. Взаимодействуя со спрайтом, ты выполняешь маневр настройки, в итоге сновиденный сюжет обычно меняется и ты оказываешься рядом с телом сновидения своего друга. Фактически, ты входишь в его сон, в его шар восприятия, а первоначальный спрайт становится своеобразным транзитом. Оказавшись рядом со своим другом, ты начинаешь фазу коррекции — то есть постепенно перехватываешь бразды правления. Ты начинаешь задавать другу вопросы о том, что вас окружает. Например, запускаешь руку в стену, обращаешь его внимание на эту странность и спрашиваешь — как это может произойти? Не потому ли, что это — сон? Обычно это приводит к тому, что твой друг начинает осознаваться. В его глазах появляется блеск, он становится более ярким — увидев это хоть раз, ты поймешь, о чем я говорю. Дальше все зависит от силы твоего друга. Обычный человек сразу исчезает — то есть просыпается. Тот, кто хоть немного знаком со сновидениями, может на какое-то время остаться в сновидении вместе с тобой, вы можете с ним вполне нормально общаться. То, что я описала, может показаться сложным, но на деле это очень простой маневр, войти таким образом в сон другого человека не составляет труда. Заставить человека осознаться труднее — как я уже сказала, обычно он просыпается и исчезает. При этом он даже может утянуть тебя за собой. — Рада улыбнулась. — Это очень интересный трикс, но он требует крепких нервов. Представь — твой друг просыпается, а ты просыпаешься в постели рядом с ним. В это время ты будешь находиться в своем теле сновидения. Правда, задержаться там ты сможешь на какие-то секунды — твой разум тут же забьет тревогу и выкинет тебя обратно.

— А друг сможет меня увидеть? — поинтересовался Максим.

— Не исключено. Однако спросонок он наверняка посчитает тебя обычным глюком.

— Занятно… — усмехнулся Максим. — И все это действительно реально?

— Максим, я никогда не рассказываю сказок, — ответила Рада. — Всё, что я описываю — реальные техники.

— Прости, это я так, к слову. — Максим виновато улыбнулся.

— Не бери в голову, я давно разучилась обижаться. Просто когда стоишь на пороге вечности, — глаза Рады блеснули, — любые обиды теряют смысл.

— Я понимаю, — кивнул Максим.

— Если еще есть вопросы, задавай.

— Хорошо. Скажи, сновиденная карта действительно помогает осознаваться? Просто те несколько раз, что я попадал в сновидение, я просто понимал, что сплю — без всяких сновиденных ландшафтов.

— Дело в том, что здесь очень многое зависит от твоих личных особенностей, — пояснила Рада. — Люди ведь очень разные, у всех свои пристрастия и способности. И та же картография — это просто метод, причем один из многих. Кому-то он нравится, кому-то нет. Если ты чувствуешь, что картография не помогает тебе осознаваться, то просто осознавайся так, как тебе удобнее. Можешь попробовать какой-нибудь другой метод, их множество. Например, введи в свою практику моменты дневного осознания, своеобразные контрольные точки. Принцип прост: тебе надо время от времени вспоминать, что ты хотел осознаться, и тестировать реальность на предмет яви или сна. Попробуй прямо сейчас — мысли замирают, ты осматриваешься, при этом пытайся воспринимать окружающее не только глазами, но и телом, это очень важно. Давай, попробуй.

Максим неуверенно огляделся.

— Чувствуешь паузу в сознании? Не нужно осматриваться слишком долго, важен сам момент вспоминания. Обычная текучка реала, рутина и вдруг бац! — ты вспоминаешь, что хотел осознаться, тут же тестируешь реальность. Всего несколько секунд, и ты продолжаешь заниматься своими делами. При этом перед тобой должна стоять задача осознаваться как можно чаще. Сначала ты будешь вспоминать об этом, может быть, раз в день, потом все чаще и чаще, пока не научишься все время находиться в текущем моменте. Это очень важно, Максим, особенно для сталкеров — для них это одна из основных методик. Обычно в голове человека крутится бесконечный круговорот мыслей, в большинстве своем глупых. Даже занимаясь чем-то, мы ухитряемся бродить мыслями где-то далеко. Привнесение в реал моментов осознания приводит к тому, что ты погружаешься в состояние бытия — ты весь здесь, в конкретном моменте. Все твое внимание сконцентрировано в пучок, оно не бродит где попало. Это — путь привнесения магии в реал, один из самых коротких путей к ней. В результате такой практики останавливается внутренний диалог, а ведь еще дон Хуан говорил, что именно внутренний диалог прижимает нас к земле. Ну, а для сновидящих эта техника полезна тем, что она начинает проявляться в сновидении. Ты находишься в обычном сне, и по выработанной привычке начинаешь оглядываться, тестировать то, что тебя окружает. Понимаешь, что это сон и оказываешься в сновидении. Всё очень просто. — Рада вздохнула и улыбнулась.

— Значит, картографией можно не заниматься? — спросил Борис.

— Я этого не говорила. Картография все равно дает очень много полезного, поэтому бросать ее я тебе не советую. Как минимум, она развивает сновиденную память, помогает возвращать нашу светимость. И это — только начало… — Рада взглянула на часы и снова улыбнулась. — Ну как, хватит на сегодня?

— Хватит, — согласился Максим, поднимаясь с кресла. — Спасибо, Рада. Пойду осмысливать…