Уход Яны и смерть Крысолова

Ее вызвали к новому Владыке во вторник утром. Яна уже понимала, что разговор с Крысоловом будет не из простых, поэтому заранее подготовилась и к негативному для нее сценарию.

Охрана пропустила ее беспрепятственно — спасибо и на этом. Поднявшись на второй этаж, Яна прошла по коридору, затем постучала в дверь.

— Войдите… — донесся до нее ленивый голос Крысолова.

— Здравствуйте, Владыка, — поздоровалась Яна, войдя в кабинет и аккуратно притворив за собой дверь.

Ответного приветствия она не услышала. Расположившись в роскошном кресле Дагса, Крысолов с самодовольной улыбкой смотрел на Яну, постукивая пальцами по столу. Даже не смотрел, а откровенно разглядывал — Яна чувствовала, как его холодный оценивающий взгляд скользнул по ее груди, бедрам, ногам. Ее действительно оценивали — так, как оценивают уличную девку.

— Ну здравствуй, — разжал наконец губы Крысолов. — Вот мы и встретились. Ничего не хочешь мне сказать?

— Нет, — с ледяной улыбкой ответила Яна. — Мне кажется, я уже все тебе сказала в прошлый раз.

— Очень жаль, — улыбнулся Крысолов. — Я рассчитывал, что за прошедшие годы твое сердце хоть немножко оттаяло.

— Ты ошибся.

Крысолов вздохнул. Откинувшись в кресле, он задумчиво смотрел на Яну, продолжая барабанить пальцами по крышке стола.

— Что ж, пусть будет так, — нарушил он наконец затянувшееся молчание. — Хочу поздравить вас, Яна Игоревна, у вас новое назначение. Вы командируетесь в Туркмению, нам нужен там свой человек. Теплый климат, приветливые люди — я думаю, вам там понравится.

— В Туркмению? — одними губами переспросила Яна. Это было даже хуже, чем она ожидала.

— Это очень ответственный пост, Яна Игоревна. — Губы Крысолова скривились в надменной ухмылке. — Каспийская нефть, рядом Иран. У вас будет возможность продемонстрировать все ваши способности.

Глаза Яны сузились — это уже было выше ее сил. Никто не имеет права над ней издеваться.

— Я принесла заявление об уходе, — сказала Яна, расстегивая сумочку.

— Заявление об уходе? — переспросил Крысолов. — Яна, вы же знаете наши правила — от нас никто не уходит. Разве что вперед ногами.

— Да, я знаю, — согласилась Яна. — Но все-таки я попробую… — Она вынула из сумочки маленький пистолет с глушителем, вскинула руку и прицелилась в Крысолова. — Новое назначение, говоришь?

Крысолов неподвижно сидел в кресле, его лицо побледнело. Вот он тяжело сглотнул, было видно, как шевельнулся его кадык.

— Что ты делаешь, Яна? — тихо пробормотал Крысолов, вцепившись в подлокотники кресла. — Не надо, это глупо… Я пошутил, мы еще обо всем можем договориться…

— Я так не думаю, — покачала головой Яна. — Прости, Крысолов — я сделала ошибку, связавшись с вами. Теперь эту ошибку приходится исправлять. — Она приподняла пистолет чуть выше и выстрелила в взвизгнувшего Крысолова. Потом, сжав губы, выжала курок еще несколько раз, пули с глухим стуком впивались в тело нового Владыки.

Все было кончено. Крысолов лежал, завалившись на подлокотник кресла, из его рта стекала тонкая струйка крови. Яна демонстративно дунула в глушитель и улыбнулась.

— Тебе следовало быть со мной повежливее, — сказала она, глядя на Крысолова. — Ты просто не представляешь, на что способна женщина. Особенно, если ее как следует разозлить. Пока! — помахав мертвому Владыке ладошкой, Яна спрятала пистолет в сумочку и вышла из кабинета. Спокойно пошла по коридору, навстречу ей попался один из московских чиновников, невысокий толстенький человечек.

— Он сейчас занят, — сказала Яна, с улыбкой глядя на толстяка. — Подождите полчасика, хорошо? У него важный телефонный разговор.

— Да, Яна Игоревна, — согласился чиновник. — Конечно…

— Всего хорошего… — Яна снова улыбнулась и прошла к лестнице.

Она спокойно вышла из дома, ее никто не остановил. Села в свой «Мерседес», завела двигатель и без помех выехала с территории виллы.

У нее оставалось еще одно дело — последнее в этой жизни. Приехав на одну из принадлежащих ей квартир, Яна села за компьютер и отослала по электронной почте заранее подготовленный файл. Для надежности использовала несколько известных ей адресов — хотела быть уверенной, что материалы все равно попадут по назначению.

Вот и всё. Выйдя из квартиры, Яна заперла дверь, спустилась на лифте вниз. Оказавшись на улице, минуту постояла, потом села в машину и направилась к выезду из города.

Дорога заняла около сорока минут. Яну могли остановить в любое время, но не остановили, ей удалось беспрепятственно выехать из города. Мелькнула мысль уехать, раствориться, но Яна ее тут же отбросила. Глупо это, бессмысленно. Да, она может спрятаться — но зачем? Как жить, если у тебя в этой жизни больше ничего не осталось?

Она остановилась на узкой лесной дороге, ехать дальше не имело смысла. Вокруг высились сосны, сквозь кроны проглядывало яркое голубое небо. Какое-то время Яна молча курила, ее взгляд был на редкость спокойным. Потом кинула окурок в окно, устало вздохнула. Открыла сумочку. Достав пистолет, любовно провела по нему рукой, затем быстро сунула набалдашник глушителя под подбородок и выжала курок.