Что создает сны?

Утром он рассказал Раде о своем сновидении и поинтересовался, можно ли что-нибудь принести из сна.

— Можно, — ответила Рада. — Но очень сложно. Этот процесс сродни алхимии, когда одни вещества превращаются в другие. Взгляни на эти серьги. — Рада указала на свои изящные изумрудные сережки. — Я принесла их из сновидения, но при этом похудела на несколько килограммов. Будь я толстушкой, — Рада мягко улыбнулась, — это бы мне наверняка понравилось. А так я предпочитаю больше подобных подвигов не совершать.

— Хорошо, а кто создает всё то, что мы видим в сновидении? Наш разум?

— Это очень хороший вопрос, — согласилась Рада, — но давай его слегка изменим: что создает вообще всё, что мы можем наблюдать в сновидении? Ответ: сновиденная программа плюс наши таблицы мироописания. Обычно мы принимаем наши сны за чистую монету. — Рада почему-то улыбнулась. — Однако большая часть того, что мы видим, суть иллюзия. Вспомни, Кастанеда учился видеть энергию в сновидении, указывая на предметы мизинцем. Метод рабочий, но зачем он это делал? Чтобы иметь возможность отделить иллюзию от каких-то реальных энергетических образований. Реальных, значит содержащих в себе энергию, а не являющихся сновиденными фантомами. Возьмем для примера компьютерные игры — мы можем с увлечением гонять по экрану разных монстров, бойцов, футболистов, они будут выполнять какие-то действия — бегать, драться, убивать друг друга, забивать голы. Но насколько реально то, что происходит на экране? Согласись, что это всего лишь иллюзия, порожденная компьютерной программой и свечением люминофора на поверхности экрана. Того, что мы видим, реально не существует — а если и существует, то совсем в другом виде. В сновидении мы сталкиваемся точно с такой же ситуацией — нам подсовывается иллюзия, и мы принимаем ее за чистую монету. Убедиться в этом очень просто: следующий раз попробуй найти в сновидении какой-нибудь предмет. Что угодно, на твое усмотрение. Возьми его в руки и сосредоточь на нем все свое внимание. Главное здесь в том, чтобы ни на секунду не прерывать поток внимания. Я могу рассказать, что случится дальше, но тебе будет интереснее проверить это самому. А потом мы продолжим этот разговор — договорились? К тому же нам уже пора идти завтракать…

Максиму оставалось только согласиться.