Времени не существует

Максим нахмурился — что-то не сходилось.

— Как это? — переспросил он. — Ведь если я лягу спать в два часа ночи, то встреча уже пройдет?

— Максим, фишка в том, что здесь вообще нет времени, — вступил в разговор Данила. — Точнее, оно не связано с нашим реальным земным временем. Это трудно понять, но на практике обычно проблем не возникает. Ты можешь лечь спать даже утром, и все равно сможешь встретиться с нами в полночь.

— Но как тогда быть с причинно-следственными связями? — Максим внимательно посмотрел на Данилу. — Если я узнаю о чем-то, что случилось утром, потом приду на поляну и сообщу об этом вам? Тогда вы можете проснуться и как-то использовать информацию о том, что для вас еще не произошло.

— Не получится. — Данила с улыбкой покачал головой. — Эта поляна находится во времени нагваля. А нагваль все держит взвешенным. И если ты попытаешься что-то сообщить нам таким образом, то просто нас не найдешь, либо что-то помешает тебе попасть на поляну.

— Хорошо, а если я просто ненароком о чем-то проболтаюсь, без всякого злого умысла?

— Ты не сможешь проболтаться, — ответил Данила. — Проблема в том, что ты пытаешься оперировать линейным течением времени, тогда как здесь оно неприемлемо, и на каком-то уровне иерархии заранее известно, что ты ни о чем таком не проболтаешься. Ты думаешь, Борис или Рада не предупредили бы нас о провале, если бы существовала такая возможность? Но этого нельзя сделать, законы причинно-следственных связей остаются нерушимыми. С другой стороны, запрет на линейное течение времени здесь снят и этим можно пользоваться, встречаясь на Поляне в назначенное время.

— Это как раз та ситуация, когда что-то сложно понять, но чем, тем не менее, вполне можно пользоваться, — вставил Борис. — В магии такое встречается сплошь и рядом.

— Хорошо, но ведь время встречи все равно каждый раз новое? То есть этот момент встречи все равно перемещается изо дня в день? Скажем, сейчас нас здесь шестеро, завтра может быть четверо или человек восемь. Кто-то приходит, кто-то уходит. Получается, что это все равно не один и тот же момент?

— Значит, так и получается, — сказал Данила, все засмеялись.

— Из тебя получится замечательный теоретик, — с усмешкой произнесла молчавшая все это время Айрис, ее пронзительный взгляд заставил Максима поежиться. — Тебя волнуют мелочи, на которые нормальному магу глубоко наплевать.

— Да, но человек всегда стремится к пониманию. Разве это плохо?

— Понимание пониманию рознь, — не согласилась Айрис. — Возьми того же Кастанеду — в его описаниях есть достаточно сложные моменты, однако эта сложность никогда не превышает порога разумной достаточности. Теория у него идет рука об руку с практикой, помогает ей, того же подхода придерживаемся и мы. С другой стороны, сейчас расплодилось множество лже-нагвалей — эти человечишки реально ничего не умеют, однако берут на себя ответственность учить других людей. Штампуют книги, иные даже проводят платные семинары — забывая о том, что знание не может передаваться за деньги. Мне на таких людей просто противно смотреть.

— Видел я на днях одного такого, — добавил Борис. — В сновидении. Лысый, толстый, осознания — как у амебы. Зато почитаешь его книги — что ты, крутой маг…

— Проблема даже не в том, что они пишут книги, — продолжила Айрис, — а в том, что многие из них создают свои эгрегоры. Такой человек может быть никудышным магом, однако создание собственного эгрегора дает ему реальный шанс сохранить после смерти свое осознание. Все подобные эгрегоры построены по одному принципу: руководит всем лже-нагваль, он там царь и бог. Ему помогают несколько ближайших помощников. Всем рядовым членам эгрегора отведена роль дойных коров. В итоге получаем обман в привлекательной упаковке. Плохо, что многие люди этого не понимают.

— А разве у хакеров нет своего эгрегора? — поинтересовался Максим. — Ведь ваши идеи заинтересовали очень многих людей.

— Вопрос не в том, существует или нет эгрегор, — ответила Айрис, — а в том, каков он. Эгрегор ХС представляет собой сетевую структуру, у нас нет и не может быть единоличного лидера. Кто-то из нас более опытен, кто-то менее, у кого-то побольше силы, у кого-то поменьше. Но это не повод для возвеличивания одних и принижения других, в этом плане мы все абсолютно равны. И если в эгрегорах с лже-нагвалями все равняются на своего гуру, все новые идеи и наставления идут только от него и никак иначе, то сетевой эгрегор способствует индивидуальному развитию всех его членов. У нас собственные исследования являются не то что правом, а обязанностью. Ты изучаешь тот опыт, что накопили до тебя, и идешь дальше — чтобы кто-то потом изучил уже опыт твоих исследований.

— Мне кажется, мы начинали с теории, — напомнила Оксана. — Я вообще-то тоже не вижу в теории ничего плохого. По-моему, чем тщательнее кто-то все разжует, тем лучше — разве не так?

— Пусть Рада ответит, — отмахнулась Айрис. — И вообще, мне уже пора, надо еще кое-куда сбегать — обещала пощипать одному нахалу перышки. До встречи! — обворожительно улыбнувшись, Айрис привстала со скамейки и исчезла.

— Не завидую нахалу, — сказала Рада, снова послышались смешки. Немного помолчав, Рада продолжила: