Внимание и созерцание

— Хорошо, а какую роль во всем этом играет внимание?

Рада тихо засмеялась, потом с притворным осуждением покачала головой.

— Есть старый анекдот, — сказала она. — На заре автомобилестроения проводилась лекция об устройстве автомобиля. Все слушали, восторгались, кивали. Наконец лекция закончилась, лектор спрашивает — есть вопросы? Тогда одна дама поднимает руку и говорит: «Все это было очень интересно и познавательно, я не поняла только одного: куда запрягается лошадь?»

Максим улыбнулся. Рада смотрела на него, ее глаза сияли.

— Ты сейчас задал подобный вопрос, — сказала она. — Всё это время мы как раз и говорили о внимании — а точнее, о фильтрах первого внимания, фильтрах тоналя.

— Просто мне сложно воспринять все это с первого раза, — ответил Максим.

— Не оправдывайся! — погрозила ему пальчиком Рада. — Забудь эту глупую привычку. Итак, еще раз: именно наше внимание создает мир. А внимание завязано на таблицы мироописания, определяющие, что есть что в этом мире. Мы видим мир в отредактированном виде, не таким, каков он есть в действительности. Наше внимание приучено воспринимать лишь то, записи о чем есть в таблицах мироописания. В этом смысле внимание действительно создает мир — а точнее, его проекцию, доходящую до нашего разума. Таблицы имеют гриф «настройка по умолчанию». Магам это не нравится, и они изменяют эти настройки так, как им требуется. В результате мы начинаем воспринимать то, чего раньше не замечали. А функция замечать — не замечать и есть основная функция внимания. Поэтому, работая с таблицами мироописания, мы работаем именно с вниманием. Теперь только посмей сказать, что ты не понял, и мы с Гектором, — Рада взглянула на цветок, — устроим кровавую расправу.

— Тогда будем считать, что я понял, — ответил Максим и засмеялся вместе с Радой. Потом добавил: — Я разберусь. Просто мне нужно время, чтобы всё это утряслось в связанную картину.

— Будем надеяться, — сказала Рада. — Хорошо, давай поговорим о более привычном тебе внимании. Для того, чтобы осознавать происходящее в сновидении, нам нужно тренировать наше внимание, нашу способность к концентрации. Для этого годятся самые разные методы — например, созерцание, описанное у Кастанеды. На этой полке, — Рада указала на одну из настенных книжных полок, — полно подходящего хлама для созерцания. Выбери несколько понравившихся тебе вещиц, я дам тебе коврик… — поднявшись с кресла, Рада открыла тумбочку, вынула из нее несколько аккуратно сложенных тонких ковриков, скорее даже скатерок.

— Выбирай, — предложила она. — Будет лучше, если цвет совпадет с цветом твоего сновиденного портала.

Скатерок оказалось штук десять, все разных цветов.

— Вот эту, — попросил Максим, остановив свой выбор на коричневато-оранжевом цвете.

— Точно? — переспросила Рада. — Учти, маги не меняют своих решений. Этот цвет должен тебя действительно притягивать.

— Он мне нравится, — ответил Максим. — Теплый, но не слишком яркий.

— Хорошо, — согласилась Рада, убрав остальные коврики. — Созерцать будешь так: садишься у стены на матрасик — он у тебя в шкафу, под спину подсовываешь подушку. Если нужно, подсунешь маленькие подушечки под колени, здесь важен комфорт. В метре от себя расстилаешь коврик, на него кладешь выбранную для созерцания вещицу. Глаза слегка прикрыты, смотри спокойно, расслабленно. Все внимание сосредоточено на объекте созерцания. Старайся просто смотреть, не анализируя то, что видишь — это очень важно. Этому упражнению ты должен уделять не меньше двух часов в день. Больше — пожалуйста, но не меньше. Можешь заняться этим прямо сейчас — после того, как я закончу, — по губам Рады скользнула улыбка. — Кроме того, у тебя будет еще одно задание: учись концентрироваться на том, чем ты занимаешься в текущий момент. Другими словами, твои мысли не должны метаться, как стая испуганных обезьян, внимание должно фокусироваться на чем-то одном. Всё это служит укреплению внимания. — Рада замолчала, потом улыбнулась.

— Думаю, на сегодня хватит, — сказала она. — Выбери три вещицы для созерцания, и не забудь коврик.

— А что лучше выбирать? — поинтересовался Максим, поднявшись с кресла и подойдя к полочке. Здесь было всё — маленькие статуэтки, украшения, бюстики поэтов и музыкантов, детские кубики, высохшие каштаны, множество разноцветных камней и многое-многое другое…

— Что угодно, — ответила Рада. — Лучше, если это будет что-то природное. Предметы, созданные людьми, несут на себе их отпечаток.

Подумав, Максим выбрал сухой каштан и два красивых камня.

— Подойдет, — сказала Рада, оценив его выбор. — Созерцать по одному предмету, желательно слишком часто их не менять. То есть один предмет можно созерцать несколько месяцев. На этом все, об остальном поговорим завтра.

— Я понял, Рада. Спасибо… — Максим взял коврик и вышел из комнаты.

Вернувшись в свою комнату, Максим с сожалением констатировал, что ему катастрофически не хватает времени. Пасьянс, картография, занятия в спортзале, созерцание… Сейчас ему нужно было сесть и созерцать, но вместо этого Максим сел за стол и начал делать в тетради пометки — просто чувствовал, что ему нужно как-то систематизировать полученные знания. А созерцанием он займется перед сном…