Ночное путешествие

Как и в прошлый раз, Андрей уехал на рассвете. Теперь, после его отъезда, Максим снова попытался оценить этого человека. Было ли в нем что-то дьявольское? Нет, в этом Максим готов был поклясться. Чистый светлый взгляд, добрая улыбка. Да, в этом человеке чувствовалась сила — ну так что в этом плохого? Вопрос не в том, какой силой ты владеешь, а в том, как ты ее используешь…

В этот день Максим никуда не ходил, готовясь к своей первой ночной вылазке. Андрей привез ему одежду — черные брюки с завязками снизу, черную же рубашку и тонкие кожаные перчатки без кончиков пальцев. Правда, привычной для ниндзя черной маски-личины не оказалось.

— Она тебе не нужна, — еще вечером сообщил Андрей в ответ на вопрос Максима. — Да и эта одежда нужна только для того, чтобы помочь тебе войти в образ, не более того. Ты живешь в городе, а там черная униформа тебе не понадобится.

— Почему? — не понял Максим.

— Ты не должен привлекать к себе внимания. Твоя одежда может иметь какие-то хитрости, но ни одна из них не должна бросаться в глаза. Она может выворачиваться наизнанку, приобретая другой цвет, может таить в себе элементы для подвески оружия и прочих полезных вещей. Но внешне ты должен выглядеть самым обычным человеком, одним из тысяч. Сделал дело, выскользнул откуда-то — и ищи ветра в поле. В обычной одежде ты имеешь прекрасную возможность раствориться в толпе. А представь реакцию народа при виде болвана в черном балахоне… В лучшем случае это вызовет смех.

С этими доводами Максим был склонен согласиться. Тем не менее, здесь, в лесу, черный костюм и в самом деле придавал всему происходящему ощутимую таинственность.

Перед тем, как уехать, Андрей покопался в своем рюкзаке и вынул из него нож в черных кожаных ножнах.

— Дарю, — сказал он, вручив нож Максиму. — Это очень хороший клинок, его делал один из лучших российских мастеров. Булатная сталь, отточен как бритва. Так что будь с ним поаккуратнее…

Теперь, оставшись в одиночестве, Андрей смог внимательно изучить нож. Очевидно, изготовивший его мастер стремился сделать нож максимально практичным, в нем не было ничего лишнего. Прежде всего, привлекало внимание узкое хищное лезвие, его слегка зеленоватый металл имел четкую слоистую структуру. Отточено оно было действительно не хуже бритвы — задумчиво рассматривая порезанный палец, Максим думал о том, что с ним надо быть поаккуратнее. Ведь даже не провел пальцем по лезвию, а просто прикоснулся…

Ручка была набрана из тонких, слегка шершавых на ощупь, пластинок. То ли кора, то ли кожа — Максим так и не смог понять, из какого материала она сделала. В руке нож сидел как влитой, Максим понимал, что с этой рукояти рука уже не соскользнет. Закачивалась рукоять вороненым, срезанным наискось стальным набалдашником. В целом нож производил впечатление очень добротного и прочного оружия. Ножны оказались достаточно простыми и функциональными, нож легко входил в них и четко фиксировался. Подарок Андрея Максиму очень понравился, это было настоящее боевое оружие.

Когда стемнело, Максим начал готовиться к своему первому ночному путешествию. Облачился в униформу, затем погасил свет и около часа пытался дышать тьмой — так, как ему советовал Андрей. Что-то получалось, что-то нет. Максиму казалось, что он чувствует тьму, но она пока не спешила его принимать.

Первую вылазку он совершил в окрестностях домика — не хотел уходить далеко, боясь заблудиться. В целом путешествие не произвело на Максима благоприятного впечатления. Он то и дело цеплялся за ветки, спотыкался о коряги. Максим вслушивался в ночную тьму, и не понимал, что он здесь делает. После часового блуждания в окрестностях домика Максим вернулся назад, на свет предусмотрительно зажженной и оставленной на крыльце керосиновой лампы.

Всю первую половину нового дня он чувствовал раздражение от своей неудачи. У него действительно ничего не получилось, и Максим это сознавал. После обеда он вышел из дома и долго работал с ножом, отрабатывая всевозможные удары, это принесло толику успокоения. После шести вечера Максим лег отдыхать — не думал, что уснет, однако заснул. Проснулся около десяти вечера, чтобы после полуночи снова отправиться в лес…

На этот раз у него что-то получилось. Прежде всего, Максим изменил стратегию. Теперь он не пытался кем-то быть — он просто старался слиться с ночью. Вслушивался в ее звуки, осторожно скользил по знакомым тропинкам — лезть в чащу леса оказалось совсем не обязательно. В какой-то момент Максим ощутил уже знакомое ему по дневным вылазкам чувство азарта. Или не азарта, Максим и сам не знал, как описать это чувство. Может, пока он его еще слишком плохо чувствовал…