Теория магии

— Если говорить о теории, то здесь все не столь просто. С одной стороны, нам нужна теория, чтобы иметь какие-то точки отсчета. С другой стороны, пытаясь логически объяснить мир магии, мы лишь расширяем свой инвентарный список. Если учесть, что маги всеми силами пытаются выйти за рамки описания этого мира, то расширение инвентарного списка представляется очень вредным — вместо того, чтобы обрушить этот мир, мы еще больше его упорядочиваем. Поэтому здесь должен соблюдаться тонкий баланс: с одной стороны, нам нужна теория, мы не можем обойтись без какого-то описания мира. С другой стороны, маг всегда сознает, что все его знания на деле ничего не стоят. Верить, не веря, принимать, не принимая. Маг уделяет теории ровно столько внимания, сколько нужно, и не более того.

— Инвентарный список и таблицы мироописания — это одно и то же? — поинтересовался Максим.

— В каком-то смысле, — согласилась Рада. — Я бы сказала, что инвентарный список входит в таблицы мироописания, это весь тот хлам, что мы накапливаем в сознании. Что касается таблиц мироописания, то они затрагивают более глубокий уровень… — Рада на секунду задумалась. — Возьмем для примера компьютер: в нем есть какие-то данные и есть операционная система. Здесь данные — это инвентарный список. А операционная система — таблицы мироописания, отвечающие за само функционирование системы, за ее параметры. И когда я говорю о внесении в таблицы мироописания новых записей, я имею в виду обретение каких-то реальных умений, то есть изменение настроек операционной системы. Поэтому одно дело — внести в инвентарный список знание о том, что человек может перемещаться через порталы, и совсем другое — внести в таблицы мироописания запись, разрешающую это на практике.

— Это как с телевизором и ребенком, — вставил Борис. — Вроде и есть телевизор, а включать не разрешают мама с папой. Только иногда, и только для просмотра мультфильмов. Подрастет немного, ему позволят включать телевизор самому, однако смотреть то, что хочется — вроде эротики — по-прежнему нельзя. Наконец, вырастет наш малыш, станет взрослым человеком — тогда уж будет смотреть что угодно. Так и с таблицами мироописания: сначала либо никаких чудес, либо изредка, потом всё чаще — пока человек не становится магом.

— Просто не забывай о том, что избыток рассудочности очень вреден и любая теория — это всего лишь способ поймать наше внимание, — продолжила Рада. — Истина в данном случае подобна краеугольному камню: если мы и сможем до нее добраться, то всё, что нам после этого останется — это груда никому не нужных развалин. Поэтому маги, являясь в высшей степени прагматичными существами, уделяют теории ровно столько внимания, сколько нужно для пользы дела, и не более того.

— В общем, бойся данайцев, дары приносящих, — снова вставил Борис. — Это я насчет тех, кто будет пытаться засорять тебе мозги пустыми умствованиями. Сразу посылай таких «авторитетов» в сад, и все будет в порядке. Если вдруг мы достанем поучениями, можешь послать и нас.

— Думаю, с него достаточно, — сказал Данила, внимательно глядя на Максима. — А то у парня уже совсем крышу сносит.

— Покушали — по камерам, — с усмешкой согласился Борис. — Пикник окончен, все свободны.