Раскрытие питерской группы хакеров

Сообщение о том, что удалось выйти на питерскую группу, поступило к Яне около полуночи. Выяснив все детали, Яна велела продолжать наблюдение, затем положила трубку и около получаса размышляла о том, что это ей могло дать.

Это могло дать очень многое. Яна знала, что питерская группа является одной из самых сильных, в ней не меньше восьми опытных хакеров. Выйти на эту группу пытался еще Крамер, но у него ничего не получилось — хакеры не допускали ошибок, в руках у Легиона не было ни одной ниточки. И вот теперь им повезло…

Впрочем, Яна не верила в везение. Везет обычно дуракам, в ее случае везение всегда становилось результатом грамотно построенной работы. Так было и на этот раз, когда один из легионеров встретил в Питере бежавшего четыре года назад из Красноярска Андрея Новикова. Случайно столкнулся с ним в налоговой инспекции, у легионера хватило ума не следить за хакером. А скорее, он просто побоялся это сделать — слишком хорошо знал, с кем имеет дело. Тогда, в Красноярске, попытка схватить Новикова закончилась гибелью пяти бойцов. Двое покалеченных, но уцелевших говорили потом о том, что хакера не остановила даже выпущенная в упор автоматная очередь. Сразу после этого Новиков исчез, ему удалось даже вывезти жену и сына — что, к слову, стоило жизни еще двум бойцам.

И вот теперь Новиков появился в Петербурге. Легион имел в налоговой инспекции своих людей, выяснить адрес Новикова и его новую фамилию не составило труда. Уже к вечеру легионеры знали о нем все — где живет, кем работает. Все телефоны — домашний, сотовый самого Андрея и сотовый телефон жены тут же поставили на прослушивание, после чего немедленно сообщили обо всем Яне…

Теперь требовалось решить, как построить дальнейшую работу. О том, чтобы схватить Новикова, не могло идти и речи — Яна хорошо понимала, что этот человек им не по зубам. Тем не менее, Яна уже знала, как с ним поступить. Сначала отследить его связи, выявить всю группу, а затем… Да, Новиков очень хороший хакер. Но бессмертных на этой земле нет.

Утром Яна рассказала обо всем Дагсу, Владыка остался доволен и даже соизволил сделать ряд ценных руководящих указаний. Яна почтительно поблагодарила его, однако про себя наградила Владыку дюжиной непечатных эпитетов. Больше всего ее раздражало даже не то, что Дагс ей что-то советовал, поучал, как маленькую девочку. Ее раздражало то, что она не имела на Дагса никаких рычагов влияния. Тем же Крамером она вертела как хотела, для этого оказалось достаточно затащить его в постель. Увы, Дагс в этом смысле предпочитал молоденьких юношей, а потому с ней держался подчеркнуто холодно.

Чтобы держать нити событий в руках, Яна немедленно отправилась в Петербург, Дагс разрешил ей воспользоваться его самолетом. Вроде бы она должна была радоваться, но даже это вызвало у Яны раздражение. Ей хотелось брать самолет тогда, когда она этого хотела — а не тогда, когда ей это позволяют.

Аккуратная слежка за Новиковым продолжалась около двух недель, за это время удалось выявить ряд его контактов. Но, к огромному разочарованию Яны, все эти люди не имели к хакерам никакого отношения, их тщательная проверка не дала никаких зацепок. За все время наблюдения появился лишь один заслуживающий внимания факт — в воскресенье Новиков выехал на электричке загород. Сойдя на маленькой станции, он углубился в лес, следить за ним побоялись из опасения быть обнаруженными. На станции он появился лишь утром следующего дня, дождался электрички и снова вернулся в Петербург. Попытки выяснить, где именно он был, успехом не увенчались.

Снова потянулись дни, однако никакой обнадеживающей информации не поступало. Постепенно у Яны начало складываться впечатление, что Новиков порвал с хакерами, уделив все свое внимание семье. Его жена Анна сидела дома с годовалой Ольгой, сын Павел учился в гимназии. Сам Новиков целыми днями пропадал в своей фирме, специализирующейся на компьютерных технологиях.

Тем не менее, Яна не хотела сдаваться. Возможно, Новиков просто почувствовал что-то неладное, а потому перешел на положение карантина, свернув все контакты с коллегами по группе. Предположив, что какую-то информацию Новиков может передавать через сына, за ним тоже установили наблюдение. И это себя оправдало, две недели спустя Павел отправился на электричке в сторону уже знакомой легионерам станции. На этот раз за пареньком удалось проследить, он вывел двух оперативников к лесной избушке. В ней оказался парень лет двадцати пяти, полчаса спустя он вместе с Павлом направился обратно к станции. Брать парня не стали, ограничившись аккуратным наблюдением.

На Балтийском вокзале незнакомец и Павел разошлись. Павел вернулся домой, незнакомец добрался на метро до Московского вокзала и взял билет до Ростова-на-Дону. Разумеется, всю дорогу до Ростова его сопровождали оперативники. По прибытии в Ростов парня передали под наблюдение местной команде.

О том, кто этот человек, Яна узнала еще до отчета из Ростова. Чтобы понять это, ей достаточно было взглянуть на переданные ей фотографии. Увидев небритую физиономию незнакомца, Яна удивленно вскинула брови. Впрочем, пару секунд спустя ее губы расплылись в улыбке.

— Ах вот, значит, как? — пробормотала она, вглядываясь в фотографии. — Наш золотой мальчик объявился…

Несколько минут она разглядывала фотографии, все больше убеждаясь в том, что это именно он. Теперь можно было порадовать Дагса — улыбнувшись, Яна потянулась к телефону.