Пытки

— Так как не бегать? — усмехнулся Максим. — Ты же не первый день замужем, должен понимать. Сначала я вас за ментов принял, потом за братков. Теперь снова сомневаюсь — то ли ты ФСБ-шник, то ли еще из какой конторы. По мне так лучше вообще ни с кем не встречаться. — Максим демонстративно фыркнул.

— Ну хорошо… — Дагс внимательно смотрел на Максима. — Допустим, ты говоришь правду. Тогда объясни нам, почему за тобой завтра должен прилететь вертолет? Впереди все лето, копай себе и копай.

Максим опустил глаза, изображая секундное замешательство. Потом снова взглянул на Дагса:

— Какой вертолет, начальник? О чем это ты?

— Ваня… — Дагс взглянул на охранника, тот снова приподнялся…

На этот раз его били дольше и сильнее. Наконец охранник снова занял свое место, оставив Максима корчиться на полу.

Прошло несколько минут. Убедившись, что Максим немного пришел в себя, охранник снова подошел к нему, взял за шиворот и водрузил обратно в кресло.

— Ну так что там у нас с вертолетом? — снова поинтересовался Дагс.

Максим молчал. Несмотря на боль, он хорошо понимал: сдаваться еще рано.

— Тебе виднее… — прошипел он, морщась от боли в боку.

— Боюсь, ты не понимаешь всей серьезности ситуации. — Дагс внимательно смотрел на Максима. — Лично ты мне не нужен, ты пешка в большой игре. Расскажи все, что ты знаешь, и я сохраню тебе жизнь.

— Мне нечего рассказывать. — Максим демонстративно отвернулся в сторону.

— Когда мы будем подлетать к Москве, — начал Дагс, — и опустимся пониже, я прикажу пилоту снизить скорость. Потом открою дверь и вышвырну тебя вон. Мое желание сделать это увеличивается с каждой минутой.

— Нам не нужны молчуны, — вставила Яна. — Либо ты все нам рассказываешь, либо будешь учиться летать. Твоя жизнь в твоих руках.

Максим набычился. Опустив голову, он долго сидел, потом затравленно взглянул на Дагса:

— Я не могу… Они не простят мне этого…

— Тебе нечего бояться, — заверил его Дагс. — С нами ты в полной безопасности. Более того, если ты меня не разочаруешь, я даже готов подыскать тебе место в моей команде. Это большие деньги и большая честь.

— Хорошо… — медленно кивнул Максим. — Я расскажу… Вертолет действительно прилетит за мной. Точнее, за золотом… У меня его почти одиннадцать килограммов — песок, самородки… Там очень хорошее место, нигде такого нету. В городе — в Улан-Удэ — я сдам золото одному человеку. Фамилии не знаю, все зовут его Василием Сергеевичем. Он всегда платит, никогда не обманывает. А в начале июня я снова вернусь. Хотел вернуться — теперь некуда. Вы же подожгли дом…

В глазах Дагса мелькнуло разочарование. Он мрачно взглянул на Яну, та пожала плечами и отвернулась.

— И где живет твой Василий Сергеевич? — спросил Дагс.

— Я не знаю названия улицы, могу просто показать, — с готовностью ответил Максим. — Это там, где голова на постаменте. Оттуда идти пару минут.

Огромную голову Ленина на постаменте он сначала увидел на открытке в городской квартире Игоря. Потом, когда ходили по магазинам, познакомился с этим шедевром поближе. Теперь это было первое, что пришло ему на ум.

— Там есть голова? — Дагс взглянул на Яну.

— Есть… — кивнула та.

Дагс немного помолчал, о чем-то раздумывая. Потом повернулся к охраннику:

— Ваня, отведи его к ребятам. Пусть пока посидит там.

— Хорошо… — Охранник шагнул к Максиму, однако тот уже поднялся сам.

Пока его вели по салону, Максим злорадно улыбался — так, чтобы этого не заметил охранник. Да, еще не ясно, чем все это закончится. Но ему удалось вселить в них сомнения, а это уже немало.

Наручников с него так и не сняли. В соседнем салоне три боевика играли в карты, появление пленника не вызвало у них никаких эмоций.

— Сиди здесь, — сказал конвоир, толкнув Максима в одно из кресел. — Попробуешь дернуться, пожалеешь.

Максиму оставалось только подчиниться. Поудобнее устроившись в кресле — насколько это позволяли скованные руки — он стал наблюдать за игрой боевиков, размышляя о том, чем для него может закончиться этот полет.