Принцип бумеранга

В конце сентября Максим почувствовал, что готов к возвращению в Ростов. Борис не возражал.

— Эти месяцы не прошли для тебя даром, — сказал он. — Ты стал гораздо сильнее. Конечно, до мага тебе еще далеко, но ты уже и не обычный обыватель. Твоя картина мира пусть немного, но изменилась. Ну, а дальше начнешь собирать свою группу, как мы и говорили…

Разговор о собственной группе состоялся у них с Борисом около недели назад. Всё началось с вопроса Максима о том, не скучно ли Борису и другим членам его группы возиться с ним и Оксаной. Ведь как ни крути, а уровень знаний здесь просто несопоставим.

— Твоя ошибка в том, что ты все еще продолжаешь оценивать отношения людей с точки зрения морали, — ответил Борис. — Безусловно, мораль важна, но в случае с магами она не является определяющей. Например, ты можешь решить, что я, обучая тебя, проявляю какое-то благородство или еще бог знает что. Но на деле все гораздо проще и определяется все теми же законами реала. А именно: для того, чтобы получить новые знания, я должен с кем-то поделиться старыми. Это не прихоть, а объективная необходимость — чтобы что-то получить, надо что-то отдать. Так формируется цепь передачи знания, и в свое время ты тоже будешь кому-то все это объяснять — чтобы самому идти дальше. Поэтому в данной ситуации никто никому ничего не должен — я делаю тебе услугу, что-то рассказывая. Ты делаешь услугу мне, принимая мои знания. В итоге все довольны.

Было в этих объяснениях что-то неприятное, Максим невольно нахмурился. Борис улыбнулся, явно уловив его чувства.

— И снова в тебе говорит мораль, — сказал он. — Не хмурься. В конце концов, мне действительно приятно с тобой общаться — если тебе будет от этого легче. Просто сейчас ты впервые соприкоснулся с еще одной гранью магии. Простыми людьми движут чувства и расчет, действия магов продиктованы Духом. Поэтому обычный человек никогда не угадает, какие мотивы лежат за тем или иным поступком мага. — Борис несколько секунд помолчал. — Опять же, твой вопрос имеет и обратную сторону: если мне, допустим, могло бы быть скучно возиться с тобой, то приятно ли тебе всё время чувствовать себя школяром? Тем, кто всегда отстает, кто при всем желании всегда будет позади? Именно из этого и вытекает необходимость создания групп из примерно равных по уровню знаний людей. Именно поэтому я при всем желании не могу взять тебя в свою группу, это будет неправильно. В то же время, я помогу тебе организовать твою группу из равных тебе по знаниям людей. Пока вас двое, ты и Оксана, вы станете ядром будущей группы. Подыщете еще несколько человек, и вперед, в светлое нагвальное будущее. — Борис усмехнулся. — У вас будут собственные исследования, собственный круг общения. Ну и мы, естественно, тоже не уйдем в тень, цепь передачи знаний все равно будет существовать. Так это должно быть. Так это будет…

Теперь, вспоминая детали того разговора, Максим снова убеждался в правоте Бориса. Да, хорошо, когда с тобой делятся знаниями, но в какой-то момент надо самому становиться на ноги. Именно поэтому осознание предстоящего отъезда вызывало у Максима чувство радости и нетерпения. Он снова увидит Ростов, снова пройдет по знакомым улицам. Это было здорово.

— Я хотел еще кое-что спросить о группе. — Максим взглянул на Бориса. — Согласно Кастанеде, в группе должно быть минимум восемь человек. Почему вы не придерживаетесь этого правила?

— Правила для того и существуют, чтобы их нарушать, — ответил Борис. — А если серьезно, то здесь нет какого-то единого варианта. Скажем, сейчас нас пятеро — Роман, Рада, Айрис, Данила и я. Теперь пятеро… — Борис вздохнул, явно вспомнив Дану. — Денис хоть и с нами, но в группу как таковую не входит, он не хакер. У него другие интересы, другие обязанности. При желании мы могли бы довести группу до восьми человек, но это нельзя делать насильно, все должно быть естественно. Появятся в свое время нужные люди — группа разрастется. Нет — значит, нет. Здесь важно не столько количество человек в группе, сколько их совместимость, комфортность совместной работы.

— Но у группы в восемь человек есть какие-то реальные преимущества?

— Есть, — кивнул Борис. — Во-первых, группа из восьми человек очень устойчива. Во-вторых, такая группа выходит на новый энергетический уровень. То есть два плюс два здесь — уже не четыре, а гораздо больше. Новая структура — новые возможности. В то же время, мы по-прежнему исходим из того, что человек способен добиться всего в одиночку. Поэтому группа как таковая никогда не являлась и не является для нас самоцелью. Нам просто нравится быть вместе, вот и всё. И это, пожалуй, самый верный ответ.