Расправа с Крамером

В одинокое освещенное окно тихо билась ночная бабочка. Этот негромкий прерывистый стук отвлекал от работы, поэтому сидевший за письменным столом человек приподнялся и опустил тяжелую плотную штору. Затем достал сигарету, не спеша закурил и вышел на балкон.

Сквозь пелену облаков пробивалась Луна, слабый ветер едва шевелил вершины деревьев. Было душно, даже пришедшая ночь не принесла ожидаемой прохлады. Облокотившись о перилла, человек молча курил, изредка стряхивая вниз сигаретный пепел. Вслушиваясь в тишину ночи, нарушаемую лишь тихим пением сверчков, он думал о завтрашнем дне. Думал о том, что даже здесь у него много работы, что по возвращении ему снова придется отчитываться перед Дагсом.

Внизу послышалось тихое жужжание, стеклянный глаз телекамеры медленно обшаривал ночной полумрак. Бросив окурок, человек зашел в дом, аккуратно закрыл за собой балконную дверь. Остановившись у стола, немного постоял в раздумье — работать не хотелось. Мельком взглянув на настенные часы, аккуратно собрал бумаги, затем подошел к стене, откинул угол ковра и спрятал документы в маленький потайной сейф. Пройдя к большой роскошной кровати, включил в изголовье настенную лампу и погасил верхний свет. Раздевшись, прошлепал босиком в ванную, вскоре оттуда послышался плеск воды и довольное пофыркивание.

Умывшись, человек с наслаждением вытерся мягким махровым полотенцем, затем критически осмотрел себя в зеркало. Увиденное вполне удовлетворило его, поэтому он, почесав подбородок, щелкнул выключателем и вернулся в спальню.

Рядом с кроватью на стене висела аляповатая глиняная маска, весь ее вид говорил о почтенном возрасте. Коснувшись маски, человек нежно провел по ней ладонью, что-то прошептал — пока она с ним, ему нечего опасаться. Потом лег в кровать, взял со столика книгу в дорогом переплете и открыл на заложенной странице. Глубоко, с удовольствием, зевнул — хотелось спать. «Пять минут», — подумал человек, вчитываясь в строки. Перевернул одну страницу, другую — и вздрогнул, услышав тихий треск. Взглянул на маску, и побледнел.

На его глазах маска покрылась сеткой мелких трещин. Затем ее пересекла трещина побольше, часть маски откололась и упала на постель. Человек вскрикнул.

Стало очень тихо. Боясь шевельнуться, человек напряженно прислушивался к повисшей в комнате тишине. Наконец стал медленно приподниматься, его рука потянулась к кнопке тревожной сигнализации…

Он не успел нажать кнопку. Воздух внезапно стал густым и тягучим, в ушах зазвенело. Одна из металлических завитушек на спинке кровати — Франция, восемнадцатый век — неожиданно шевельнулась. Аккуратно развернувшись, стальной ус ловко обхватил человека за горло и притянул к спинке кровати. Человек захрипел, пытаясь освободиться и позвать на помощь, его пальцы бессильно скребли по ожившей стали.

— Ты готов? — тихий спокойный голос, раздавшийся совсем рядом, заставил отчаянно трепыхавшегося человека замереть.

Рядом с кроватью стоял незнакомец в черной униформе, его лицо скрывала вязаная маска-личина. Стальная петля слегка ослабла, жертва смогла наконец-то глотнуть воздуха. Хрипло дыша, лежавший в кровати человек с ужасом смотрел на пришедшего к нему убийцу.

— У нас мало времени. Я спрашиваю — ты готов? — стоявший перед ним человек хорошо понимал, какой ужас испытывает от его слов трясущаяся жертва, а поэтому не спешил с развязкой. Медленно, словно ему совершенно некуда было спешить, убийца стянул с лица маску. Человек в постели вздрогнул.

— Слай… — Голос полузадушенного человека был слабым и хриплым. — Это ты… Пожалуйста, отпусти меня… Я сделаю все… что ты хочешь… Не убивай…

Убийца сложил руки на груди, его взгляд стал тверже. Спинка кровати выпустила еще один длинный стальной ус, он плавно изогнулся и замер перед лицом посеревшего от страха человека. Кончик уса вытянулся, превратившись в отточенное острие.

— Отпустить? А что ты можешь нам предложить?

— Все могу… Все… В сейфе за ковром все бумаги… Там много ценного… о Легионе… и о вас… Возьми все… Адреса, имена… Ты будешь доволен… Пощади… — Голос человека дрожал, он не отрывал взгляда от покачивающегося перед его глазами стального усика.

— Надо подумать. Шифр? — Взгляд убийцы стал мягче, стальной ус слегка отодвинулся от лица жертвы.

— Тридцать два… тридцать три… тридцать пять…

— Хорошо, я тебе верю. Но есть еще одна проблема.

— Какая?..

— Дана, — произнес убийца, и женское это имя, сорвавшееся с его губ, заставило человека тихо и тонко заверещать.

Обвивший его горло стальной ус тут же затянулся потуже, чтобы эти сдавленные звуки не дошли до ушей находящейся на первом этаже особняка охраны.

— Так как же быть с Даной?

— Это не я… это… Яна, с нее спрашивай… — в глазах отчаявшегося человека появились слезы, он с ужасом понимал, что это все, это конец, что ему не будет пощады. Так не должно было быть, все было ужасающе неправильно…

— Но Яну послал ты. — В голосе убийцы проскользнули металлические нотки.

— Я… Но мне тоже приказали… Дагс приказал…

— А вот сейчас ты лжешь. Информация о курьере дошла только до тебя, и это ты принимал решение. Выслужиться захотел, падаль?

— Не надо… Прости меня… Мы не знали, что там будет Дана… Я вам пригожусь, я вам нужен… Я очень много знаю…

— Мне не нужны твои знания, я пришел за твоей жизнью. Именно за твоей жизнью. — Убийца произнес последние слова медленно и четко, давая возможность жертве как следует осознать фатальную неизбежность того, что должно было произойти. — Твое время вышло. Улыбнись на прощание. — Лицо убийцы снова напряглось, стальной ус перед лицом жертвы хищно изогнулся.

Ослепленный страхом человек отчаянно задергался. Стальной отросток слегка отпрянул от него, затем покачнулся, выбирая цель, и с хрустом впился в лоб. Тело жертвы дернулось, выгнулось дугой, затем расслабилось и обмякло. Выполнившие свою миссию стальные плети не торопясь заняли исконное место на спинке кровати.

Человек в кровати был мертв. Убедившись в этом, убийца неторопливо подошел к спрятанному сейфу, набрал шифр и выгреб в приготовленную черную сумку все находившиеся там бумаги, оставив нетронутыми лежавшие на верхней полке тугие пачки банкнот. Внимательно все оглядев, снова надел маску, затем подошел к балконной двери, открыл ее и бесшумно выскользнул наружу. Подождав, пока неторопливый глазок телекамеры уползет в сторону, перелез через перилла и растворился в душном ночном воздухе. Все так же пели сверчки, бледно желтела Луна, и ничто не напоминало о исчезнувшем в ночи человеке…