Вторая встреча с Борисом

Вот так и получилось, что всё свободное время Максим стал посвящать чтению книг Кастанеды и материалов хакеров сновидений. Шел пятый день со дня его встречи с Борисом, Максим читал очередной томик Кастанеды, когда услышал телефонный звонок.

— Слушаю… — Максим прижал трубку к уху, ожидая, что это окажется кто-то из потенциальных клиентов. И вздрогнул, услышав голос Бориса.

— Привет, Максим, — сказал он. — Это Борис. Чем занимаешься?

— Читаю Кастанеду.

— Молодец, — похвалил Борис, Максим ощутил в его голосе усмешку. — Как насчет того, чтобы встретиться?

— Когда? — быстро спросил он.

— Если не занят, то можно сегодня. Скажем, в половине шестого на той же скамейке. Подойдет?

— Вполне, — согласился Максим.

— Тогда до встречи…

Борис положил трубку, Максим еще несколько секунд вслушивался в гудок. Потом посмотрел на часы — половина пятого. Значит, через час ему надо быть на Ворошиловском…

Он привык никогда никуда не опаздывать, поэтому на любую встречу всегда приезжал заранее. Так было и на этот раз — когда Максим сошел с троллейбуса и прошел к скамейке, стрелка часов едва перевалила за пять вечера.

Борис еще не пришел, поэтому оставшиеся полчаса Максим просто бродил по скверу. Ближе к половине шестого он стал внимательнее присматриваться к прохожим, однако Борис все равно появился неожиданно.

— Привет, — сказал он, пожав Максиму руку. — Ну что, прогуляемся?

— Прогуляемся, — согласился Максим, они медленно пошли по дорожке.

— Нашел что-нибудь в Сети? — поинтересовался Борис.

— Нашел, — кивком подтвердил Максим. — Вы действительно хакер сновидений?

— Я действительно хакер сновидений, — улыбнулся Борис. — Только давай на «ты», хорошо? Так будет проще. Среди своих я известен как Слай — если хочешь, можешь называть меня так, мне без разницы.

— Но в Интернете о тебе ничего нет? — не столько спросил, сколько констатировал Максим. За последние дни он неплохо изучил материалы хакеров сновидений, поэтому знал едва ли не всех хакеров и их последователей. — Я не встречал такого ника.

— Моего имени нет на слуху, я редко появляюсь в Сети. А если и появляюсь, то обычно под другим ником. Не люблю излишней популярности. — Борис снова улыбнулся. — Многие хакеры предпочитают вообще не афишировать своего существования. Так гораздо безопаснее.

— Понимаю, — кивнул Максим. — А те люди, что гнались за тобой — они из ФСБ? Я слышал, что у вас с ними возникали проблемы.

— Нет, как раз те люди были из другой конторы, — по губам Бориса скользнула усмешка. — Видишь ли, Максим, знание притягивает к себе самых разных людей. Одни являются исследователями непознанного — мы уважаем таких людей, делимся с ними информацией, принимаем в свои ряды. Но есть и другие люди — те, кому знания хакеров нужны для достижения совсем других целей. Знание в данном случае подобно оружию, и многие готовы платить любые деньги, чтобы его заполучить. А когда узнают, что знание не продается, — Борис опять улыбнулся, — то в ход идут совсем другие методы. Начиная от дискредитации хакеров и заканчивая охотой на них.

— Я могу это понять. Хотя, если говорить о знании, то я еще очень многого не понял. Те материалы в Сети, что я нашел, все-таки очень отрывочны и неполны. У меня в голове сейчас вообще все перемешалось — я даже не пойму, как вы относитесь к Кастанеде. Вы за него, или против?

Борис усмехнулся

— Догадываюсь, откуда ветер дует, — произнес он. — Отзвуки сетевых войн… Понимаешь, если мы — скажем так — не уважаем некоторых последователей Кастанеды, то это не значит, что мы против него самого. Кастанеда дал людям знание — новое, необычное, и в этом его огромная заслуга. Так что я хоть сейчас готов снять перед папой Карлосом шляпу… — Борис повел рукой, шутливым жестом снимая несуществующую шляпу. — Мы не согласны лишь с теми, кто отвергает всё, что не вписывается в рамки теорий Кастанеды. Мир велик, места под солнцем хватит всем. Так почему же некоторые люди так не любят тех, кто мыслит иначе? — Борис взглянул на собеседника, его брови приподнялись, подталкивая к ответу.

— Не знаю, — пожал плечами Максим. — Может, просто считают, что они правы?

— Нет, — покачал головой Борис. — Эти люди просто боятся. Боятся, что кто-то их обскачет, что их оттеснят на обочину жизни. И когда кто-то воюет с хакерами, то их волнует не истинность знания, а личное благополучие. Вспомни, почему распяли Иисуса? За то, что он проповедовал что-то отличное от принятого? Ни в коей мере — его распяли за то, что он посмел повести за собой людей. Ему простили бы что угодно, но этого простить не могли. И как в современном промышленном мире идет война за рынки сбыта, так и в мире людских душ идет непрестанная борьба за паству. Все стараются тянуть одеяло на себя.

— И хакеры? — спросил Максим.

Борис взглянул на него и улыбнулся.

— Видишь ли, хакерам ни от кого ничего не нужно, мы самодостаточны. Ты правильно заметил, что в Сети сложно найти какие-то подробные описания наших методик или вообще более-менее толковое описание того, чем же мы, собственно говоря, занимаемся. А почему? Да только потому, что хакеры сновидений никогда не ставили себе целью пропагандировать свои знания, нам хватало и хватает общения внутри нашего круга. Даже то, что о нас вообще узнали, стало результатом досадной случайности. Поэтому мы и сейчас не стремимся «раскручивать» наши знания — мы просто оставляем лазейку для тех, кому это действительно интересно.

— Но почему бы не сделать свой сайт, где можно было бы толково и доходчиво все описать? Я уже пять дней пытаюсь разобраться в ваших материалах, и все равно почти ничего не понял.

— Пять дней — это срок, — по губам Бориса скользнула усмешка. — Насчет сайта: лично у меня желания заниматься сайтом нет, среди других хакеров я пока тоже не встречал того, кто хотел бы тратить на это время. Достаточно того, что мы время от времени проводим практикумы, выкладываем в открытый доступ какие-то разработки. Вряд ли кто-нибудь может требовать от нас большего. Ну а что касается каши в твоей голове, то я готов помочь тебе разгрести все завалы. — Борис взглянул на Максима, его глаза насмешливо блеснули. — Так что можешь задавать вопросы — если есть такое желание.

— Хорошо, — согласился Максим. — Тогда давай начнем с самого начала. Вопрос первый: кто такие хакеры сновидений и чем занимаются?

— Хакеры сновидений — исследователи непознанного, — ответил Борис. — Мы пытаемся разобраться в архитектуре мироздания, пытаемся понять его законы. Но в отличие от ученых, мы пользуемся магическим описанием мира. Ученый оперирует лишь тем, что он может пощупать, измерить, описать. Наколоть на булавку, классифицировать. Маг же, в отличие от ученого, вносит в привычное описание мира нечто ноуменальное. То есть то, что нельзя описать, познать, о чем вообще нельзя говорить разумно. Кастанеда называет это непознаваемое нагвалем — местом, где обитает сила. Именно благодаря нагвалю обыденный мир становится для мага миром магическим. А в магическом мире возможно все, начиная от пустяков вроде управления погодой и заканчивая вещами вроде бессмертия. Единственное существующее ограничение — это пределы твоей фантазии.