Азарт

Остаток вечера тоже провели в беседах. Говорили о магии, о боевых искусствах. Когда стемнело, Андрей зажег керосиновую лампу. Спать легли рано, около одиннадцати — Максим устал в дороге и чувствовал, что ему надо отоспаться.

Утром Андрей уехал, сказав, что вернется ровно через неделю, Максим остался один. Достав из рюкзака сменную одежду, он переоделся и отправился к реке.

Раньше Максиму никогда не приходилось за кем-либо следить. Вот и теперь он скорее разведывал окрестности, понимая, что даже здесь вполне можно заблудиться. Примерно через час пути вышел к реке, неширокой, но довольно глубокой. Прошел немного вдоль берега, то и дело отмечая следы присутствия людей — кострища, мусор, утоптанные пятачки травы у воды. Постепенно Максим даже начал чувствовать раздражение от того, что люди захламили такую красивую речку.

Вскоре он наткнулся на первого рыболова. Все внимание Максима было приковано к берегу, поэтому он вздрогнул, когда взгляд вдруг выхватил притаившуюся у противоположного берега резиновую лодку. В ней сидел рыболов, Максим тут же пригнулся. Осознав, что рыбак его не видит, перебежал, пригибаясь, за кусты.

За рыболовом он наблюдал несколько минут. Потом снова потихоньку пошел вдоль берега и тут же наткнулся на мотоцикл. Рядом стояла палатка, в ней никого не было. Очевидно, мотоцикл и палатка принадлежали рыбаку в лодке.

Пожалуй, только теперь Максим ощутил проблески азарта, о котором говорил Андрей. Осознав, что рыбак смотрит на поплавок и ему совсем не до мотоцикла и палатки, Максим, пригибаясь, прошел к палатке, откинул полог и проскользнул внутрь.

Внутри был слой лапника, свернутый спальный мешок, слева в углу лежал рюкзак. Чуть в стороне от него стоял радиоприемник — Максим подумал о том, что будь сейчас на его месте какой-то воришка, то рыболов бы точно чего-то недосчитался.

Из палатки он выскользнул столь же незаметно, как и вошел. Отбежал в сторону, чувствуя, что его заметно трясет. Тем не менее, Максим остался вполне доволен собой. Теперь он понимал, что в словах Андрея о чувстве силы был какой-то смысл, Максиму казалось, что он действительно что-то улавливает. Было в этой слежке что-то привлекающее и будоражащее, волнующее душу. Взглянув на часы — не было еще и полудня — Максим пошел дальше вдоль берега.

Очередную группу отдыхающих он отыскал примерно через километр. Сначала услышал визг детей и чей-то смех, потом послышался стук топора. Слега пригнувшись, Максим осторожно пошел на звук, стараясь не наступать на сухие ветви. Вот впереди мелькнуло что-то светлое, Максим присел. Пятно не шевелилось — прислушавшись, Максим пошел дальше.

Светлое пятно оказалось стоящей на поляне легковушкой. Рядом мужчина и женщина ставили палатку, тут же играли двое детей. Максим прикинул — сегодня пятница. Значит, они приехали на все выходные.

Неподалеку послышался хруст ветвей, Максим инстинктивно пригнулся. Потом и вовсе распластался на земле, понимая, что его в любую секунду могут увидеть.

Мимо прошла девушка лет семнадцати, она направлялась к палатке, неся ворох сухих ветвей. Очевидно, дрова для костра, догадался Максим.

Если бы не ветви, девушка бы его непременно заметила, она прошла совсем близко от него. Максим облегченно выдохнул, думая о том, что надо быть внимательнее.

За этой семьей он наблюдал около получаса. Потом, решив, что на сегодня с него хватит, пошел обратно к домику…

Так это началось. Максим проверял берег реки каждый день, его вылазки становились все продолжительнее. При этом Максим постоянно открывал для себя какие-то новые детали, понимал, что нужно делать, а чего делать не следует. И если в первый день он по лесу буквально крался, то потом осознал, что это глупо. Ведь пока он просто идет по лесу, он не совершает ничего криминального. Даже если его заметят, то наверняка примут за одного из отдыхающих. Но если заметят крадущегося человека, это уже точно вызовет подозрения. С этого времени Максим старался вести себя по возможности естественно, начиная красться лишь тогда, когда подойти ближе иначе было уже нельзя.