Возвращение домой

Сегодня должен был приехать Андрей. С утра Максим прибрался в доме, сварил гречневую кашу. Около двух часов дня послышались шаги, Максим улыбнулся — вот и он.

Однако это оказался не Андрей. В дверь постучали, затем она открылась, Максим увидел на пороге паренька лет пятнадцати.

— Здравствуйте, — сказал паренек, внимательно глядя на Андрей. — Вы Максим?

— Да, — ответил Максим, внимательно глядя на паренька. — Здравствуй.

— Андрей не смог приехать, у него появились срочные дела. Он попросил меня проводить вас к станции.

— Проходи, — предложил пареньку Максим. — Кашу будешь?

— Нет… — помотал головой паренек. — Нам надо торопиться, или можем не успеть сегодня уехать. Андрей просил передать, чтобы вы возвращались домой. Он потом все объяснит.

— Хорошо… — согласился Максим. — Я переоденусь… Тогда подожди меня, ладно?

— Я подожду на улице, — кивнул паренек и вышел из дома.

Пришлось быстро собирать вещи — Максим не думал, что ему придется уезжать столь поспешно. Переоделся, сложил в рюкзак вещи. Нож уложил на самое дно — чтобы до него не добрался какой-нибудь чересчур ретивый милиционер. Вроде бы все… Ах, да — еще эта каша…

Кашу он вытряхнул на улице у ближайшего дерева. Быстро сполоснув котелок, вымыл руки, оглядел себя в зеркальце — вроде бы неплохо. Вот только побриться так и не удалось.

Закрыв дверь на замок, Максим спрятал ключ над входной дверью и взглянул на паренька.

— Ну как, идем? Кстати, как тебя звать?

— Я Павел. Идемте…

Павел оказался человеком неразговорчивым, даже угрюмым. Разговор не налаживался, поэтому всю дорогу до станции шли молча. Порой Максиму казалось, что Павел чего-то опасается, взгляд паренька внимательно скользил по окружающим их зарослям. При этом Павел почти не двигал головой, не озирался — в этом явно просматривалась школа Андрея.

Наконец они вышли к станции, паренек взглянул на Максима.

— У меня проездной, — сказал он, — а вам надо купить билет…

— Конечно, — согласился Максим.

Электричка подошла минут через двадцать. Всю дорогу до Петербурга ехали столь же молча, Павел казался полностью погруженным в себя. Тем не менее, при этом он явно контролировал обстановку в вагоне, ненавязчиво наблюдая за входящими и выходящими пассажирами.

Вот и Петербург, электричка остановилась у Балтийского вокзала. Паренек сошел первым, затем взглянул на сошедшего вслед за ним Максима.

— До свидания, — попрощался Павел и впервые едва заметно улыбнулся. — Был рад с вами познакомиться… — повернувшись, паренек торопливо пошел прочь.

— Удачи тебе… — уже вслед ему бросил Максим. Но тот даже не обернулся, вместе с другими пассажирами электрички направляясь к выходу. Проводив его взглядом, Максим поправил рюкзак и направился к станции метро…

До Ростова он добрался без каких бы то ни было проблем. Оказавшись дома, первым делом глянул цветы — как они тут без него? Осмотрев оранжерею, остался доволен, затем позвонил Оксане и поблагодарил ее за то, что заботилась о цветах. Но на деле ему просто хотелось услышать ее голос.

Следующая неделя не принесла ничего неожиданного. Максим отдыхал от дороги, разбирался с делами. Несколько раз проверял почту, но от Андрея ничего не было. Очевидно, у того и в самом деле появились какие-то срочные дела. Впрочем, Максима это не печалило, у него было чем заняться…

Прошло еще несколько дней, и у дома Максима закипела работа. Сначала сантехники провели воду и сделали слив, затем под будущую оранжерею залили фундамент. Пару дней спустя каменщик выложил невысокий кирпичный цоколь. Когда «грязная» работа была закончена, настал черед монтажа алюминиевых конструкций — Андрей смотрел, как рабочие монтируют сделанные по его заказу рамы, и радовался. Это уже будет не комната с полками для цветов, а самая настоящая оранжерея.

Все основные работы заняли около двух недель. Наконец настал момент, когда Максим смог войти в оранжерею и оглядеться. Да, пока здесь еще было совершенно пусто. Предстояла долгая работа по обустройству оранжереи, однако как раз об этой работе Максим думал с предвкушением — она доставляла радость. Это было то, о чем он так долго мечтал.