Приятный завтрак

Галины с утра не было, она отправилась на рынок за продуктами в сопровождении одного из охранников. Немудреный завтрак готовила Оксана. Максим сидел за столом, все еще продолжая чувствовать себя крайне неловко, неподалеку на плите тихо шумел закипающий чайник. Заметив его смущение, Роман улыбнулся.

— Знаешь, Макс, есть одно важное правило — правило соответствия ситуации. Другими словами, когда ты дерешься — дерись, но когда ты пьешь чай, то просто пей чай и не думай ни о чем другом. Считай, что все последние события остались в прошлом, твоей вины в них нет. Жить надо настоящим — во имя будущего. Не трать свою силу на пустые сожаления.

Оксана улыбнулась, ее улыбка была полна тепла и мягкости.

— В этом — весь Роман, — сказала она. — Вот увидишь, у него для всего в этом мире есть то или иное важное правило. Из него получился бы замечательный учитель, если бы не его отвратительный стиль обучения.

— Это что ты называешь отвратительным стилем обучения? — Роман посмотрел на нее с притворным возмущением.

— Ты слишком любишь развлекаться. И не думай, что я забыла все твои выходки — я помню все, и в один прекрасный день отплачу тебе сторицей.

— И это после всего, что я для нее сделал! Черная неблагодарность, иначе я это назвать не могу. Максим, не доверяй ей и ничего для нее не делай — она абсолютно не умеет ценить добро. И при всем этом она еще метит в хранительницы!

Слушая эту шутливую перепалку, Максим немного расслабился, и совершенно неожиданно ощутил, что ему хорошо в обществе этих странных людей.

— А я и не напрашивалась, сами виноваты. Не будь вас, я бы уже была на третьем курсе. — Оксана поправила рукой непослушные волосы, этот простой жест в ее исполнении получился совершенно очаровательным.

— Чай закипел, хранительница. — Роман усмехнулся, глядя на подскочившую девушку — в споре с Романом она совершенно забыла про чай и не замечала дребезжания крышки закипевшего чайника.

— И это после двух лет обучения! — Роман сокрушенно покачал головой. — Теперь совершенно очевидно, что все мои труды пропали зря…

Оксана сняла чайник с плиты, налила кипяток в заварник, по кухне распространился нежный приятный запах.

— Смородина, — сказал Максим, втягивая носом воздух. — И еще что-то.

— Точно, смородина. — Девушка довольно улыбнулась. — И еще земляника плюс немножко индийского чая — для цвета.

— Будь осторожен, она у нас колдунья, — вставил Роман. — Опомниться не успеешь, как опоит каким-нибудь зельем.

— Вот уж кого-кого, а тебя я точно когда-нибудь чем-нибудь напою. Сил уже больше нет видеть твою кривую ухмылку.

Роман усмехнулся, улыбка у него и вправду получилась немного кривобокой, затем откровенно рассмеялся.

— Говорят, что все в этом мире меняется. И все же никогда бы не подумал, что за два года очаровательную студентку можно превратить в такое черствое, неблагодарное, бездушное существо.

— Лучше помолчи. Не забывай, у меня в руках кипяток…

Разлив по кружкам чай, Оксана присела на свой стул, намазала маслом отрезанный ломоть свежей булки. Потом взглянула на Максима:

— Вот булочки, масло, сахар, варенье. Мажь сам, и не стесняйся.

— Спасибо… — Максим насыпал в чай сахара, размешал, затем намазал маслом аппетитный кусок булки и с удовольствием стал пить ароматный, пахнущий лесом чай.

Несколько минут все молчали, смакуя лесные ароматы. Все это время Максим украдкой поглядывал на Оксану — было в ней что-то будоражащее, волнующее душу. Роман упомянул о том, что она метит в хранители — значит, хранителями не становятся просто так, до этого тоже надо еще дорасти. Максим снова взглянул на Оксану, и вздрогнул, услышав, как скрипнула дверь. Быстро оглянулся — и облегченно вздохнул. В кухню вошел Борис…