Александр Сергеевич

Самолет приземлился в Домодедово, об этом Максим узнал из разговоров охранников. Он приготовился к тому, что сейчас его куда-то повезут, но ошибся. Выводить его из самолета явно никто не спешил — прошло около часа, охранники начали нервничать.

— Да сколько еще этого козла ждать… — мрачно процедил один из них. — Седьмой час уже…

Вряд ли он говорил о Дагсе. Прошло еще минут сорок, и Максим наконец-то увидел того, кого они так долго ждали.

Это оказался грузный человек лет сорока. Лысоватый, в легкой кожаной куртке и кепке, его появление охранники встретили с нескрываемым облегчением.

— Он? — спросил толстяк, кивком указав на Максима.

— Да… — отозвался один из охранников. — В общем, мы свое дело сделали…

— Конечно, конечно… — согласился толстяк. — Переведите его в первый салон.

Последняя просьба адресовалась уже пришедшим с ним людям. Их было трое, все в штатском. Максим решил, что это его новые охранники, и не ошибся.

В салоне его усадили на то место, где еще недавно сидел Дагс. Толстяк сел напротив.

— Снимите с него наручники, — велел он, один из охранников тут же выполнил приказ.

— Спасибо, — поблагодарил Максим, с удовольствием разминая затекшие руки.

— Пустяки, — благодушно отмахнулся толстяк. — Я вижу, у вас был трудный день. Коньячку не желаете?

— Не откажусь, — кивнул Максим. — Если бы еще чего-нибудь поесть…

— Да ради бога… Миша, коньячка, и сообрази нам чего-нибудь перекусить…

Последнее адресовалось стюарду, Максим уже знал его по первой части пути.

— Одну минуту… — кивнув, стюард вышел из салона.

— Куда мы летим? — спросил Максим, ощутив, как снова загудели двигатели самолета.

— В Улан-Удэ, — улыбнулся толстяк. — Но не будем пока о делах, о них мы еще успеем поговорить. Кстати, я Александр Сергеевич. Как Пушкин. — Толстяк снова улыбнулся.

Несмотря на всё свое добродушие, этот человек вызывал у Максима чувство опасности. Что-то подсказывало, что с ним надо быть очень осторожным.

— Я Сергей, — представился Максим. — Скажите, а кто были эти люди — те, с кем я прилетел?

— Люди как люди, — улыбнулся собеседник. — Очень влиятельные. Будешь им помогать, не останешься без награды.

— Я на это надеюсь, — согласился Максим…

Александр Сергеевич оказался очень словоохотливым, но далеко не глупым человеком. Всю дорогу он втягивал Максима в разговоры на те или иные темы, Максим далеко не сразу понял, что собеседник просто выявлял его интеллектуальный уровень. Сделано все было очень тонко и грамотно, Максиму приходилось контролировать каждое свое слово, каждый жест. Пожалуй, именно здесь ему впервые по-настоящему пригодились приобретенные в избушке умения. Толстяк усиленно поил его коньяком, Максим не мог отказаться. Но опьянения не ощущал, сознание работало очень четко. Когда спустя несколько часов полета самолет коснулся посадочной полосы, Максим молча поздравил себя — этот раунд тоже остался за ним.

На улице давно стемнело. Из самолета Максима пересадили в микроавтобус, не забыв при этом надеть наручники, долго куда-то везли. Максим смотрел на ночной город и думал о том, что этой ночью ему надо попытаться сбежать. Уже завтра его ложь может выясниться — легионеры наверняка захотят выяснить, где живет мифический скупщик, либо могут снова отправиться к избушке за столь же мифическими килограммами золота. И то и другое сулило Максиму большие неприятности.

Микроавтобус заехал во двор большого особняка. Максима вывели из машины и в сопровождении двух охранников провели в дом.

— Ту уж извини, — оправдывался толстяк, — но таковы правила. Выспимся немного, а с утречка уже займемся делами…

Охранники хорошо знали свое дело, Максим с грустью понимал, что у него нет никаких шансов на побег. И утром их будет еще меньше.

Его завели в узкий коридор, в конце которого оказалась металлическая дверь. Один из охранников открыл ее, с Максима сняли наручники и втолкнули внутрь. Снова громыхнула дверь, лязгнул замок, Максим наконец-то остался один. Впрочем, радости это ему не доставляло.

Он внимательно огляделся. Бетонные стены, такой же потолок. Деревянные нары с матрацем, рядом небольшой стол. Раковина с краном, унитаз. Над дверью тусклая лампочка, в правом верхнем углу камеры глазок видеокамеры. Выходит, его и здесь не оставили без присмотра.

Надо найти Бориса — подумав об этом, Максим открыл кран, не без удовольствия напился. Потом лег на нары и попытался заснуть.