Проверка на предательство

Об этом у них вчера был разговор с Романом. Максим между делом обмолвился о том, что в целом его удивляет хорошее к нему отношение. А точнее, чрезмерное, на его взгляд, доверие.

— Ведь как ни крути, — сказал он, — а вы меня совсем не знаете. При этом привезли сюда, в свою резиденцию. Пусть даже все это чисто теоретически, но вдруг я возьму и по каким-то соображениям перебегу к легионерам? По-моему, вы поступаете слишком опрометчиво.

— Все немножко не так, как ты думаешь, — улыбнулся Роман. — Любой человек, вступивший в контакт с нами, подвергается тщательной проверке. Другое дело, что он об этом ничего не знает. Догадываешься, как такое может произойти?

— Нет, — честно признался Максим.

— Проверку потенциальных кандидатов в наши ряды ведут опытные сновидящие. Тобой занимались Борис и Рада. Ты прошел несколько очень жестких тестов, но все они проходили в сновидении. Более того, на левой стороне твоего осознания — думаю, ты уже знаешь, что это такое?

— Да, — кивнул Максим. — Знаю.

— Тогда ты должен знать, что левостороння память запрятана так глубоко, что недоступна для нашего обычного осознания. Ты выдержал четыре из пяти тестов, это очень неплохой показатель.

Максим не ответил. Несколько секунд осмысливал услышанное, потом снова взглянул на Романа.

— Но ведь сон — это только сон. Разве можно по нему оценивать человека?

— Можно, — кивнул Роман. — В сновидении человек сбрасывает с себя все маски и ведет себя в соответствии с тем, кем он является на самом деле. Сам тест проходит примерно так: хакеры создают полигон — то есть формируют ту или иную сновиденную ситуацию, затем перетаскивают тебя в этот сон и оставляют наедине с проблемой. А дальше смотрят, как ты себя поведешь. Например, тебя ставят в ситуацию, когда выбор стоит между твоей жизнью и предательством. Или между твоей жизнью и жизнью друга. Проверяют жадность человека, его сексуальные пристрастия. Например, сможет ли его соблазнить какая-нибудь молоденькая легионерша. — Роман усмехнулся. — Скажу по секрету, что именно последний тест ты и не выдержал.

Максим вздрогнул, потом слегка покраснел. Роман засмеялся.

— Не смущайся, — сказал он. — В конце концов, все мужики одинаковы, на этом тесте прокалывается девяносто процентов проверяемых. Женщины подобный тест проходят легче, но и они примерно в шестидесяти процентах случаев его заваливают.

— И каждый кандидат в хакеры проходит сновиденную проверку? — не поверил Максим.

— Каждый. Если ты лазил в Сети, то наверняка видел там много смышленых парней и девчонок, интересующихся хакерскими техниками. Однако хакерами из них станут единицы. Почему? Потому что большинство из них заваливается на первых же тестах. Эти люди и дальше будут тусоваться на сновиденных форумах, участвовать в хакерских практикумах, будут даже создавать свои группы. Им можно искренне пожелать удачи, но к нам они уже не будут иметь никакого отношения. И все потому, что в каком-то из важных тестов они проявили слабость.

— А можно в сновидении что-нибудь узнать у человека? Например, какие-то его тайны?

— Можно, — кивнул Роман. — Хакеры придумали технику сновиденного допроса, она напоминает технику нейро-лингвистического программирования Критичность мышления в сновидении очень снижена, поэтому человек может выболтать самые сокровенные тайны. Могу сказать, что за этой техникой охотятся спецслужбы многих стран мира. Хакеры используют ее для сновиденного допроса легионеров и их пособников и для выявления «кротов» на своих форумах.

— «Кротов» — в смысле, шпионов?

— Да. Легионеры постоянно пытаются подослать к нам своих людей, мы их выявляем. После этого либо плавно прекращаем с ними все контакты, либо используем их в своих играх, передавая им дезинформацию. Последний вариант часто используется в Сети: мы устраиваем какой-нибудь практикум, на него обязательно записываются и легионеры. Сначала практикум идет в открытом режиме, затем переходит в закрытый. В закрытую часть попадают не все, однако мы намеренно берем кого-то из легионеров. После перехода в закрытую стадию на форуме ведется неспешное обсуждение каких-нибудь малозначимых тем — например, Пасьянса Медичи или простеньких сновидческих техник. Такие форумы обычно ведет кто-нибудь из новичков, для них это поле для отработки сталкерских техник. Легионеры клюют на эту уловку, внимательно следят за этим форумом, пытаются через него выйти на нас. Мы знаем это, а потому у легионеров из этого никогда ничего не выходит. Пока легионеры возятся с подставными форумами, мы спокойно ведем в закрытом режиме несколько реальных перспективных групп. Наконец, в Сети есть наш собственный форум — мы называем его внутренним. На этот форум мы приглашаем уже только тех, в ком абсолютно уверены.

— А не будет ли это нечестно по отношению к рядовым участникам форумов? — поинтересовался Максим. — Получается, что вы водите их за нос.

— Нет, — покачал головой Роман. — Не забывай о том, что каждый из участников имеет реальные шансы проявить себя и попасть в одну из реально работающих групп. Так что все в их руках — насильно никто никого тащить не будет, но если человек подает надежды и выдержит проверочные тесты, его пригласят. Согласись, что иметь шанс приобщиться к реальным знаниям — это уже не мало.

— Наверное, — согласился Максим, потом взглянул на часы. — Роман, мне пора идти. Меня ждет Рада…